Информационное агентство "Светич". Сайт о сельском хозяйстве. 16+

Лечить землю, пока не поздно!

Лечить землю, пока не поздно!
Сегодня тема ресурсосберегающего земледелия – одна из ведущих и обсуждаемых в аграрной науке и сельскохозяйственной практике, ибо касается сохранения самой жизни на Земле.
 
В сельском хозяйстве сегодня у нас наблюдается ситуация, которую я бы назвал агротехнологическим коллапсом. Дело в том, что выработанные аграрной наукой рекомендации по выращиванию большинства культур еще в 80-е ХХ века, в настоящее время не могут быть реализованы в полной мере, так как возникла проблема получения экономической рентабельности. Дело в том, что 20 лет назад совершенно иные деньги стоили горючее, удобрения, и многие другие затратные компоненты, чем сейчас, по отношению к цене на зерно пшеницы.
В течение многих лет государство покрывало часть расходов на химические средства защиты за счет дотаций сельхозпроизводителям. А после августа 2012 года, когда Россия вступила в ВТО, государство эту помощь снизило до самого минимума. И далее, согласно условиям ВТО, она будет только уменьшаться.
Мы сейчас стоим перед тем, что разница между выручкой и затратами начала стремительно уменьшаться, то есть по деньгам на выращивание зерна сельхозпроизводитель тратит все больше, а цены на него так быстро не растут. И прибыль хозяйств начинает уменьшаться, а в ряде регионов страны (как, например, в Челябинской области) производство зерна уже имеет отрицательную рентабельность.
На снижение доходов сельхозпроизводителя накладываются и потери от  появившихся с 2009 года новых смешанных бактериально-грибных болезней, которые не берет никакая химия, а также еще ряд других проблем. Если мы возьмем модель системы которая сейчас имеет господствующее положение, точнее – его технологии, то ее история не такая давняя.
Начиная с конца 60-х начала 70-х годов прошлого века Норман Борлоуг, выходец из фонда Рокфеллера, организовал так называемую «зеленую революцию». В ее основе лежало использование наиболее продуктивных сортов и гибридов растений, большой дозы химических удобрений, дорогостоящих средств защиты растений, и, по возможности, полив. Эта модель развития сельского хозяйства, в попытке «догнать и перегнать» была взята на вооружение советской аграрной наукой, и мы стали ею пользоваться и активно ее внедрять.
 
Наша задача – восстановить процессы естественного почвообразования

Мы ведь всегда пытались догнать и перегнать США и Западную Европу. Однако в этих странах существует финансовая помощь сельхозпроизводителю, как-то оправдывающая и компенсирующая большие затраты на удобрения. А у нас она становится все меньше и меньше. В этих условиях мы пришли к тому, что необходимо сделать шаг назад, чтобы потом быстрее идти вперед. Изучив технологические направления — они были в советской науке, но впоследствии были отброшены – с помощью которых еще до «зеленой революции» пытались увеличить урожай сельхозкултур. И многие вещи, что мы там обнаружили, оказались для нас достаточно интересными. Во-первых, они недорогие и дают хороший экономический эффект.
А потом, когда стали уже внимательнее разбираться с моделью Нормана Борлоуга выяснилось, что она нормально работает только на 20-25% земель. На остальных землях наблюдается сильная деградация и убыль плодородия. И во всем мире модель Нормана Борлоуга хорошо работает только на хороших и лучших почвах.
Что мы наблюдаем сейчас? Крупные холдинги, объединяющие под своим управлением большие площади земель, стали привлекать сюда иностранных специалистов и, по их рекомендациям, вносить большие дозы минеральных удобрений. Однако ожидаемой отдачи от применения высоких доз минеральных удобрений в материальном выражении не происходило. В первую очередь, на наш взгляд, от этой и подобных практик страдают крупные предприятия. Потому что там делают все «как надо» в теории, на бумаге, а необходимый результат на практике не получают. Для многих холдингов достижение удовлетворительной рентабельности при хорошем финансировании даже при выполнении всех рекомендаций достигается крайне редко.
Единственное, чем многие выходят из положения – это тем, что используют растениеводческую продукцию внутри холдинга, например, развивают животноводство, организуют мясопереработку, производят колбасу и полуфабрикаты. И реализуя эту продукцию, живут за счет прибыли от такого вертикального бизнеса. Таким образом они компенсируют то, что не получается на земле. 
Модель Нормана Борлоуга, с характерным для нее применением больших доз минеральных удобрений и химии, привела к деградации слабых земель, а потом и к деградации средних земель. И учитывая то, что у нас за последние два десятка лет в стране, в целом, разрушено животноводство и нет органических удобрений, нет севооборотов с многолетними травами, которые восстанавливают землю, она дала очень сильный импульс к разрушению плодородия.
Направление, которым мы занимаемся – восстановление плодородия почв и наша задача – восстановить процессы естественного почвообразования. Сегодня существует две концепции относительно того, что такое почвенное плодородие. Есть концепция агрохимиков. Они определяют плодородие через наличие в почве определенного количества солей азота, фосфора и калия, а также микроэлементов. Эта концепция – господствующая. Согласно ей, предусматривается внесение минеральных удобрений, для того чтобы уровень фосфора, калия и азота соответствовал определенным цифрам.
Независимо от нее существует концепция биологов-почвоведов, которые говорят, что уровень плодородия в почве может поддерживаться естественными процессами почвообразования, которые никто не отменял. Во время этих процессов под воздействием микроорганизмов разрушаются кристаллические структуры почвенной минеральной матрицы и необходимые минеральные соединения для питания растений переходят в доступную для растений форму. Другие свободноживущие азотофиксирующие микроорганизмы связывают азот воздуха и обеспечивают себя и растения необходимым количеством азотных соединений.
Если по-варварски, бездумно обращаться с почвой, эти процессы начинают «затухать», отсюда происходит снижение ее плодородия, по причине накопления в ризосфере растений микроорганизмов, агрономически не ценных, не типичных для процессов почвообразования. Они не кормят растения, а паразитируют на них, отсюда – болезни. И постоянная необходимость вносить большие компенсирующие дозы минеральных удобрений, вместо того, чтобы усиливать интенсивность биологических процессов в почве. Нужно научиться поддерживать и восстанавливать эти естественные процессы, лечить землю.
Мы пришли к выводу, что один из лучших способов такого воздействия – это заходить через пожнивные остатки, через солому, которая обрабатывается сразу после уборки урожая при помощи сложных микробных заквасок, в составе которых присутствуют почвообразующие бактерии. Эти закваски способствуют разложению пожнивных остатков, которые обычно мешают при обработке почвы и при посеве следующей культуры, и превращают их прямо на поле в высокоценный компост, восстанавливающий землю. Почва благодаря этому компосту начинает оздоравливаться, в ней идет подавление инфекций, происходит разуплотнение и накопление агрономически ценных организмов и продуктов их жизнедеятельности.
Если мы ставим задачу восстановить почву – то это одно, а урожай – его ведь также надо получать. 
И для этого тоже надо что-то делать. Почва начинает оживать не мгновенно. Для решения проблемы повышения урожайности в краткосрочной перспективе мы научились обрабатывать семена смесью химических препаратов, минеральных компонентов и биопрепаратов. Мы знаем секреты, как и что можно смешивать в баковой смеси, а потом обрабатывать растения препаратами, которые усиливают фотосинтез, лечат растения, стимулируют их рост. За счет их мы и получаем прибавку урожайности от 40% и выше. 
В ряде случаев она достигала более 100%.
На самом деле – то, о чем идет речь вещь одновременно сложная и простая. Агротехнологическое направление, которым мы занимаемся, заключается в восстановлении плодородия почв и борьбой с новыми бактериально-грибными инфекциями. Есть также другое название технологии – технология биологически адаптивного земледелия. В настоящее время она применяется на сотнях тысяч гектаров полей от Урала до Кавказа.
Есть такое понятие, как «здоровая земля», оно было введено в оборот американцами в начале 2000-х. 
В нем выделено три момента:
– во-первых, живое сообщество почвы должно иметь хорошее биологическое разнообразие;
– во-вторых, в почве за счет биологической активности должны разрушаться все химические компоненты – химические пестициды и пр., что благодаря человеческой деятельности попадает в землю;
– в-третьих, у здоровой почвы должен быть высокий уровень супрессии, то есть микробное сообщество почвы должно подавлять развитие возбудителей всех болезней и растений, и животных, и человека.
Вот именно поэтому важно находить и использовать те технологии, которые восстанавливают жизнь в почве, нарушенную бездумным применением химических удобрений и пестицидов, всевозможными механическими обработками, сжиганием соломы, загаженную химическими препаратами.
Биопрепараты превращают пожнивные остатки в высокоценное органическое удобрение для поля, разуплотняют почву и подавляют смешанные бактериально-грибные инфекции. В том числе – и возбудителей новых болезней на территории России.
Еще одно важное направление – мониторинг болезней. У нас есть договоренности с институтом фитопатологии (ВНИИФ) и центром «Бионженерия» РАН. Через нас проходит огромное количество – сотни, тысячи образцов семян и растений, что позволяет видеть вспышки и развитие болезней растений в разных концах страны. И также видим, что химические компании не всегда успевают реагировать на эти заболевания, а иногда предлагают к покупке препараты, неэффективные против той или иной болезни. 
В отношении новых болезней растений нужно сказать следующее: к сожалению, система государственная система мониторинга на базе ФГБУ «Россельхозцентр», руководствуется до сих пор списком определенных болезней растений, утвержденном еще в 1996 году. И мониторятся только те болезни, которые включены в этот список. По нашим данным, этот список сильно устарел, давно не пере сматривался, и новые болезни в него не включены. 
А против болезней, появившихся позже, государственными организациями эффективной защиты так и не предложено.
 
Биопрепараты превращают пожнивые остатки в высокоценное органическое удобрение
 
На наш взгляд, именно от них и происходит потеря урожая зерновых в пределах 25-40% в среднем по стране.
Эти патогены уменьшают всхожесть и энергию прорастания семян, из-за них у пшеницы и других злаков весной плохо развивается вторичная корневая система и отсутствует весеннее кущение. Растения становятся неустойчивыми к засухам, даже кратковременным, плохо зимуют, страдают от весенних возвратных заморозков. У агронома ведь нет против них защиты. 
Мы создали систему защиты против этих инфекций, включающих в себя применение точно подобранного фунгицида, биопрепарата, индукторов иммунитета к бактериальным и к грибным болезням. В начале работы мы были вынуждены применять против патогенных бактерий специальные антибиотики, но потом переключились на индукторы иммунитета, которые оказались более эффективными в плане повышения урожайности и оказались более бюджетными. Наш подход в смысле создания индуцированного иммунитета для «химиков» несколько необычен. Необычность подхода объясняется тем, что изначально метод и препараты создавались для систем сберегающего земледелия, в том числе, для прямого посева или системы no-till – в разных странах ее называют по-разному, а устоявшегося словосочетания у нас в России, у аграриев еще нет.
Применение этой технологии способствует оживлению всей биоты почвы. Наглядный пример – размножение дождевых червей во влажной среде, богатой перепревшими растительными остатками. То же происходит и с многообразным миром почвенных микроорганизмов. Запускается универсальный механизм круговорота питательных веществ в экологической системе «Растения — Почва». 
При этом сообщество корней и биоты обеспечивает биологическое рыхление почвы, способное заменить механическое рыхление.
Вследствие этого в прямом посеве важнейшим фактором является восстановление биологической активности почвы.
Ключевым моментом внедрения этой системы на начальном этапе является необходимость запустить биологический процесс восстановления и саморыхления.
Мы должны понимать, что отказываясь от механического рыхления, мы должны запустить систему биологического, иначе наш прямой посев не будет успешным. Поскольку эта система начинается на поврежденных, «больных» почвах, важно организовать правильное прохождение восстановительного, переходного периода.
Без знаний микробиологии он может длиться до 8 лет, а при использовании сложных микробиологических препаратов он может быть сокращен до 3-4 лет. Разрыхляя почву, они также способствуют подавлению вспышки смешанных бактериальногрибных инфекций.
Восстановление естественных почвообразовательных процессов в прямом посеве, как показывает мировая практика, приводит к значительному сокращению количества используемых минеральных удобрений.
В перспективе, как показывает многолетний опыт использования no-till в Южной Америке, от применения химических препаратов для обработки растений – семян и в процессе вегетации можно будет отказаться, но только после того как мы полностью восстановим здоровье почвы.
 
Информационное агентство «Светич»
Журнал «Нивы России» №11 (155), декабрь 2017
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Яндекс Директ