Информационное агентство "Светич". Сайт о сельском хозяйстве. 16+

Кого поддержат экспортные квоты

Кого поддержат экспортные квоты
С 15 февраля текущего года российское правительство ввело для зернового рынка два регулирующих механизма. Так, до 30 июня вступает в силу квота на экспорт пшеницы, ржи, кукурузы и ячменя в размере 17,5 млн тонн. При этом она не распространяется на поставки зерна внутри Евразийского экономического союза. Кроме того, для отечественных производителей зерна установлена экспортная пошлина – 25 евро с тонны пшеницы. А с 1 марта данный показатель вырос до 50 евро. Сразу скажем, что реакция на такие нововведения в нашей стране оказалась совсем неоднозначной. 
 
Поставить фермеров на грань?
Ко всему прочему добавим, что за пределами квот будет действовать так называемая запретительная пошлина в размере 50 процентов от таможенной стоимости, но не менее 100 евро за тонну. Если обратиться к статистике, то получается, что с 1 июля 2020 года по 1 февраля 2021 года Россия экспортировала 34,1 млн тонн зерна, что на 24,3 % больше предыдущего. В том числе экспорт пшеницы вырос практически на четверть. Экспортную квоту в Минсельхозе распределили среди 234 крупных компаний в стране. Наиболее значимые доли получили ведущие экспортёры зерна.

Чем же, в первую очередь, руководствуется Правительство? Во-первых, необходимостью сбить цены на хлеб и муку на внутреннем рынке. Пойти на этот шаг, то есть вернуть квоты на экспорт зерновых, подстегнули обращения хлебопёков, которые утверждают, что из-за увеличения объёмов экспорта зерна существенно взлетело в цене сырьё на внутреннем рынке. И приводят при этом достаточно веский аргумент. Речь идет о том, что с момента отмены квоты пшеничная мука высшего сорта подорожала на 19%, первого сорта на 21%, второго сорта на 18%. Как следствие, рентабельность производства снизилась до 0,5 процента. 

Проблема есть, но все же, выход из этой ситуации нужно искать не только в ограничении экспорта и повышении пошлин на зерно, – считают отечественные производители. Такие нагрузки, – убеждены они, – чреваты потерями, как минимум, 15 процентов прибыли, а в отдаленной перспективе может привести к банкротству крестьянских (фермерских) хозяйств и затормаживанию развития всего зернового сектора страны.

– Ну, представьте себе, – говорит руководитель крестьянского (фермерского) хозяйства «Союз», он же глава АККОР Курганской области Владимир Алейников, – что мы из года в год стремимся к тому, чтобы наращивать зерновое производство, при этом обновлять свой технический парк, вести семеноводческую работу и так далее. У нас практически всегда имеются излишки продукции, которые хочется достойно реализовать, а в это время цена на зерно будет падать… Как же мы сможем тогда развиваться? При этом, я убежден, что мукомолы и хлебопёки стоимость своей продукции удешевлять не будут. Получается, что крайними в этой истории окажутся только сельхозтоваропроизводители. Насколько это правильно? Вопрос остается открытым.

Кстати сказать, Российский союз экспортёров зерна, например, предвидя ситуацию, сразу отмечал, что предлагаемая пошлина будет избыточной и даже вредной мерой, которая негативно отразится на благополучии аграриев. В нём считают, что для регулирования экспорта хватило бы одной только квоты. Все инициативы в сфере сельского хозяйства последних лет направлены именно на увеличение урожайности и рост экспортных поставок. Но во всем этом, нет и не будет ни малейшего смысла, если не давать производителям возможность продавать продукцию и получать прибыль. 


Нужен новый механизм
Нет смысла повторяться, что именно производство зерна составляет основу агропромышленного комплекса нашей страны, является наиболее крупной подотраслью сельского хозяйства, от развития которой в значительной степени зависит продовольственная безопасность государства, обеспеченность населения продуктами питания, его уровень жизни и финансовое состояние сельхозтоваропроизводителей.

В соответствии с положениями Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации до 2035 года пороговое значение удельного веса зерна отечественного производства в общем объеме ресурсов зерна внутреннего рынка должно составлять не менее 95%. В последние годы данный показатель не опускался ниже указанного уровня. Вот почему так важно сегодня правильно выстроить стратегическую линию и не создавать дополнительного напряжения, в частности, производителям. 


 



При этом генеральный директор ОАО «Хлебная база №65», Почетный работник АПК России Константин Юферев из Свердловской области, считает, что экспортная стратегия продумана государством все-таки не до конца, и нужно четко отделять коммерцию от обеспечения продовольственной безопасности. Нет ничего хорошего в том, что интервенционный фонд с 12 млн тонн зерна опустился до 170 тысяч. К сожалению, – сетует Юферев, –достаточно универсальный регулятор на сегодня едва ли не полностью блокирован. 

А мы же помним, что запущенный когда-то механизм интервенций позволил сбалансировать рынок. И цена зерна по стране была тогда более-менее ровной.

Но это только одно из мнений. Другие эксперты считают, что зерновые интервенции сегодня – не панацея от тех ценовых перепатов, которые могут сыграть самую негативную роль на рынке. Это плохой дорогой механизм – тратить огромные средства на многолетнее хранение, доставку и страховку зерна, – высказывает свою позицию директор аналитического центра «СовЭкон» Андрей Сизов. 

– Если государство считает, что потребителям зерна в какие-то моменты стоит помогать – проще и намного дешевле создать специальный финансовый резерв, откуда и осуществлять эти выплаты в случае острой необходимости. Он говорит, что пошлины обойдутся бизнесу в текущем сельскохозяйственном году в 210 млрд рублей. В следующем почти в два раза больше. Для сравнения заметим, что вся господдержка российского АПК в 2021 году запланирована на уровне 260 млрд рублей. 


Очень важен результат
Но и закрытие экспорта и тем более увеличение экспортной пошлины тоже устраивает далеко не всех.  Эксперты полагают, что предлагаемый инструмент регулирования не повлечет за собой резкой реакции вроде обвального сокращения посевных площадей и неурожаев через год-два. 

В экономике все происходит постепенно, а в сельском хозяйстве – вдвойне. Но, посмотрев на ограничения, которые предлагается вводить и в будущем, кто-то немного, но сократит посевы, кто-то не будет вкладываться в выход на новый зарубежный рынок, кто-то решит отложить обновление техники… Возможный итог – недополученные миллиарды инвестиций, постепенное затухание темпов роста сектора  в среднесрочной перспективе, а так же вероятный провал планов властей  по кратному увеличению аграрного экспорта, который к 2024 году должен значительно вырасти. Неужели мы этого хотим? 


 



Большинство сходятся во мнении, что государство должно проявлять в принятии решений гибкую стратегию. Я сторонник конструктивизма, – говорит Юферев, – и вижу, что правительством отработана определённая доктрина, есть стратегия и, наверное, нужно следовать ее курсу на федеральном, региональном, местном уровнях. Но что мы имеем на сегодняшний момент? 

И далее рассказал, что хлебная база, которой он руководит, выполняет исключительно функции хранения зерна и никаких операций с ним здесь не производят. В то же время, уже сегодня тут испытывают давление рынка и ничего хорошего в экономическом плане это не сулит. Получается, – сетует руководитель, – что выстроенная на федеральном уровне стратегия, везде работает по-разному. А она должна быть эшелонированной, то есть одинаковой. 

Ну, а пока у нас в стране с 15 февраля уже действует экспортная квота на экспорт пшеницы, ржи, кукурузы и ячменя. С этого же момента вступило в силу постановление Правительства об экспортной пошлине на пшеницу в размере 25 евро за тонну, которая с 1 марта вырастет вдвое. К чему все это приведет – покажет только время. 
 
 
Текст: Владимир СЕДАНОВ, фото: из открытых источников.
Журнал «Нивы России» №2 (190),
март 2021
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Реклама
Яндекс Директ