Информационное агентство "Светич". Сайт о сельском хозяйстве. 16+

Россия убирает рекордный урожай пшеницы

Россия убирает  рекордный урожай  пшеницы
Без России, без российской пшеницы миру будет крайне тяжело в этом году, и если наша страна сможет организовать экспорт, цены на зерно могут быть очень высокие. Об этом заявил Дмитрий Рылько, генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) на Российском агротехническом форуме в рамках выставки АГРОСАЛОН-2022 в Москве.

Дмитрий Рылько напомнил, что в этом сезоне Россия убирает рекордный урожай пшеницы, вероятны максимумы по кукурузе и ячменю, хороший валовой сбор сахарной свеклы. Но отгрузки зерна за границу остаются слабыми.

«Все знают, что у нас колоссальный урожай, я бы сказал, катастрофического порядка. Никогда Россия не собирала таких объемов. Действительно, получается примерно 152 млн тонн всех зерновых, включая бобовые, 100 млн тонн пшеницы, нас ожидает рекорд по всем четырем основным видам масличных: подсолнечнику, сое, рапсу и масличному льну»–, отметил Рылько. «Все это приводит к тому, что происходит грандиозное падение цен по всей стране», – говорит Дмитрий Николаевич. Чем дальше от экспортного рынка находится регион, тем сильнее там упали цены. 

«Но я хотел бы обратить ваше внимание на то, что наша пшеница, это еще один момент, крайне неприятный, она серьезно дисконтируется. Возьмём румын, Россия и Румыния продают примерно из одного региона одно и то же. Но наша пшеница стоит на 25 долларов дешевле, чем румынская в результате всех этих проблем, о которых я вам говорил».

Цена российской пшеницы – примерно на 25 долларов ниже цены на румынскую пшеницу. В то же время аналитик высказал надежду, что цены прошли сезонное дно и «постепенный выход из того ужаса, в котором мы сейчас находимся, всё-таки будет», а цена начнёт постепенно повышаться. 

«Вам этот сезон придётся, сжав зубы, перетерпеть. Тем более, что уже на следующий сезон видны довольно серьезные проблемы с севом озимых на европейской территории России», – сказал Дмитрий Рылько. 

За первые три месяца нового сезона темпы экспорта зерновых довольно сильно отстали от оптимального графика, и вряд ли в следующие месяцы Россия сможет наверстать упущенное, отмечает гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько.


 



«Исходим из того, что экспорт всех зерновых будет ниже того оптимального уровня, при котором у нас нормальные запасы. Они, скорее всего, тоже раздуются, и параллельно будут потери при хранении. Мы считаем, что внимание правительства должно быть сосредоточено на том, как сохранить все это и дотянуть до следующего урожая», – сообщил Рылько. По масличным будет примерно такая же картина, и экспортный потенциал, скорее всего, останется нереализованным, сказал он.

Вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут не видит предпосылок к ослаблению рубля, и считает, что не стоит надеяться на стабилизацию экспорта зерна.

«У нас колоссальный экспортный потенциал, но первые три месяца сезона показывают, что экспорта большого нет – на уровне 2016-2017 годов, 10 млн тонн. Для сравнения: Украина при всех проблемах, какие там есть, за три месяца отгрузила 7 млн тонн. Не уверен, что сумеем нагнать – это колоссальный риск. Наш экспортный пылесос не работает. Экспортный пылесос – это то, что может вытащить издержки, сдержать цены и сохранить зерно. Встает вопрос: а где хранить зерно?», – анализирует ситуацию Корбут.

Он прогнозирует значительные переходящие запасы зерна и считает нужным отменить экспортные пошлины и квоты. При этом зерно в хозяйствах может стать залогом для кредита под минимальные проценты, что дает надежду на финансирование нового урожая. Если денег не хватит, проблемы у сельхозпредприятий могут начаться через год, обрисовал перспективы Корбут.

Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько считает, что нашей стране нужно экспортировать гигантский объем зерна, это 63 млн тонн. «Это тяжело было бы сделать даже в нормальный год. А в этом сезоне, с моей точки зрения, практически невозможно. И если удастся вытащить на внешний рынок 51 млн, что тоже, кстати, много, это станет вторым объемом экспорта за всю историю России. Тогда на бумаге остается около 28 млн тонн переходящих запасов, аналитики такого за всю историю не помнят».

Росстат показывает такие переходящие запасы пшеницы в хозяйствах, которые резко отличаются от многих предыдущих лет. «Экспорт нужно отгрузить в оставшиеся месяцы – октябрь, ноябрь, декабрь, – там начинаются погодные катаклизмы. В июне мы никогда много не экспортировали. Так вот, получается, что все оставшиеся месяцы нужно грузить рекордные объемы всего зерна, и пшеницы, в частности, для того, чтобы выйти на те цифры, о которых мы с вами говорим», горячо доказывает эксперт.


 



При этом страна действует в условиях неформальных санкций, или репутационных рисков, где директор ИКАР выделяет четыре компоненты, которые портят жизнь российским экспортерам и всей экспортной цепочке. Это валюта, банки, суда, терминалы, и цены.

В своём выступлении аналитик указал на резкое укрепление рубля по отношению к доллару в 2022 году. В ситуации, когда большинство национальных валют подешевело по отношению к доллару, рубль подорожал.

«Если коротенько, то по валюте все знают, что наша страна тут всех поборола. Примерно из 80 стран мира по отношению к доллару мы укрепились больше всех, все остальные упали, кроме двух стран. Одна из них Бразилия, вторую не помню.

А мы обыграли и Бразилию тоже. Мы укрепились, и очень сильно. Естественно, что это не помогает российскому экспорту.

Второй момент. После февраля началось довольно серьезное падение количества стран, которые покупают российское зерно, в данном случае – пшеницу. Последние три месяца, правда, виден небольшой прогресс в этом деле, до сентября включительно, когда появились такие экзотические страны, которых давно не было, как Мексика, Бангладеш, Пакистан, Южная Африка.

Все это здорово, но все равно количество стран, в которые Россия экспортирует, не дотягивает до того уровня, который был в соответствующий период прошлого года. 

И плюс, нездоровая концентрация на большой четверке, это саудиты, Египет, Иран и Турция», говорит аналитик.

Радуют переходящие запасы пшеницы к концу 2022 года, из группы крупнейших семи стран мира, российские запасы составляют 16%. Но если убрать из этого списка Россию и Украину, получается абсолютно другая картина. «Без России, без российской пшеницы миру будет крайне тяжело в этом году, и у нас, получается, могут быть очень высокие цены, если наша страна не сможет экспортировать то, что она должна», считает аналитик.


 



Так выглядят мировые цены. Они в последнюю пару недель опускались, потом резко поднялись. Плавающие экспортные пошлины на зерно больше не оказывают «супернегативного» влияния и в случае их отмены рынок не почувствует резкого облегчения, заявил генеральный директор ИКАР Дмитрий Рылько.

«Этот экспортный паритет, к сожалению, развивается в соответствие с нашим прогнозом, который мы выдали еще в июле. Это то, как выглядят наши цены региональные». 

Сезон 2022/23 выглядит не слишком радужным и для масличных культур. 

Рынок растительных масел остаётся профицитным, и это давит на цены. В России ситуация усугубляется рекордным урожаем, огромными переходящими запасами подсолнечника и существованием экспортных пошлин, которые с 1 июля 2022 года стали малопредсказуемыми.


 



Цены на подсолнечник, скорее всего, продолжат снижаться, но затормозить этот процесс может непогода в Центре и Поволжье. Мировые цены на рапс, по словам Рылько, находятся под серьезным давлением высоких урожаев, что уже отразилось и на российских внутренних ценах. «Мировые цены на рапсовое масло уже на уровне цен на подсолнечное масло, чего давно не было», – подчеркнул эксперт.

Что касается сои, то шрот, по словам Рылько, «довольно неплохо держится» на мировом рынке, и большую поддержку внутренним ценам оказывает рост спроса после запуска новых перерабатывающих мощностей в Центральном Черноземье. «Сейчас мы видим, что на Юге соя стоит значительно дешевле, чем в Центре. Такого никогда не было. И пока есть вероятность, что соя среди всех масличных окажется наиболее устойчивой к понижательному тренду», – заключил эксперт. 


Подсолнечник: больше миллиона тонн в запасе
Российские маслозаводы не успели переработать весь подсолнечник, собранный в 2021 году. Урожай культуры составил 15,7 млн тонн. Из них, по данным «ПроЗерно», на переработку ушло всего 13 млн тонн вместо «плановых» 14,2 млн тонн. В результате, за вычетом кондитерского и семенного подсолнечника, страна вступила с рекордно высокими переходящими запасами – 1,3 млн тонн.

ИКАР называет чуть меньший объём – 1 млн тонн маслосемян. Но это всё равно огромный остаток в сравнении с предыдущими годами.

Почему так произошло? По словам Максима Панарина, представителя аналитической службы ГК «Эфко», на темпах переработки сказались два фактора. Во-первых, логистические проблемы, с которыми столкнулись все российские экспортёры («неформальные санкции» и т.д.) 

Во-вторых, слабые продажи подсолнечника со стороны сельхозпроизводителей в первой половине сезона. Аграрии надеялись, что, придержав запасы, смогут получить лучшие цены. А сейчас хозяйства вынуждены продавать подсолнечник по цене ниже той, что им предлагали весной.

По расчётам главы «ПроЗерно» Владимира Петриченко, если бы маслозаводы в течение всего сезона работали на полную мощь, то к сентябрю производство подсолнечного масла составило бы 6,1 млн тонн. Но результат, по предварительной оценке, оказался скромнее – 5,7 млн тонн.


 



«Экспорт масла идёт слабо. Нам нужно вывезти на 400 тыс. тонн больше, чем в прошлом сезоне, а мы вывозим на 220 тыс. тонн меньше, 2,88 млн тонн против почти 3 млн тонн в сезоне 2020/21, – сказал Владимир Петриченко.

В новый сезон (для масличных – 1 сентября 2022 года) Россия вступила с рекордно высокими запасами подсолнечного масла – 333 тыс. тонн против 150-176 тыс. тонн в прежние годы (оценка «ПроЗерно»).

Благодаря защитным мерам Минсельхоза, объем экспорта масличных в прошлом году снизился в два раза к 2020 году – с 3 млн тонн до 1,5 млн тонн. В этом году он не превысит 1,3 млн тонн, представил ситуацию в своей отрасли исполнительный директор Масложирового союза России Михаил Мальцев. Объем экспорта переработанной продукции ожидается на уровне 7 млн тонн, что исключит проблемы с хранением. Однако при высоком урожае нет причин для ценового роста, отметил эксперт.

И Дмитрий Рылько отмечает рекордный урожай в мире трех ключевых масличных, где «цены на растительное масло в мире «грохнулись» с рекордно высоких уровней на традиционные».

«Хотел бы масличными свое не очень позитивное выступление завершить, сказать, что по масличным все хорошо, они нас спасут. 

К сожалению, пока не так. К сожалению, большие проблемы с уборкой подсолнечника и сои в Центральной России и в Поволжье. 

В Поволжье сои нет, но с подсолнечником все не очень хорошо. 

А цены на масличные в Центрально-Черноземном регионе, нашем главном базисе, задержались с падением только потому, что идет довольно серьезная задержка с уборкой. Если бы уборка проходила, как по зерну и по маслу, то сейчас видны были бы и другие ценники на подсолнечник тоже». 

По его словам, под большим давлением находится мировой рынок рапса из-за высоких урожаев в Европе и Канаде.

«Это наша маржа, это то, что мы считаем каждый год. Опять это Центрально-Черноземный регион, пример центра. По всем культурам очень серьезное падение». 

Картину по сахарной свекле Дмитрий Рылько оценил как более благополучную. Он также напомнил о колоссальной роли курса рубля в ценообразовании, а также о затратах, которые нужно сделать хозяйствам под урожай следующего года. Чтобы сократить неизбежные потери, правительство России, по мнению руководителя ИКАР, «должно быть сосредоточено на том, как помочь аграриям сохранить ресурсы до следующего урожая».


 



«Реальность серьезно превзошла наши ожидания. Все это ведет к тому, что у нас – грандиозное падение цен по всей стране на уровень экспортных паритетов, в отличие от прошлого года, либо даже ниже уровня экспортных паритетов», – отметил эксперт.

Тем не менее, по оценке аналитика, растениеводство остается наиболее интересным сектором АПК для инвесторов, крупные агрохолдинги наращивают земельные банки. При этом рост цен на землю – на паузе, поскольку все осторожничают, наблюдают за развитием ситуации.


 

 
Текст: Информационное агентство «Светич»
Фото: pixabay.com, Таблицы: ИКАР
Журнал «Нивы России» №9 (208), октябрь 2022
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Реклама