Информационное агентство "Светич". Сайт о сельском хозяйстве. 16+

Сергей Лисовский: «Отечественное зерно должно беспрепятственно продаваться на мировом рынке»

Сергей Лисовский: «Отечественное зерно должно беспрепятственно продаваться на мировом рынке»
В декабрьском номере журнала «Нивы России» гостем редакции стал депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ VIII созыва Сергей Лисовский, который ответил на актуальные вопросы по ситуации отечественного АПК. 

– Сергей Фёдорович, в этом году земледельцы страны собрали рекордный урожай.  И это не просто радует, это здорово. Радуются аграрии результату своего труда, и, в то же время, тревожатся из-за низкой цены на свой урожай. 

В чем будет поддержка аграриев со стороны государства с его реализацией и достаточно ли она, по Вашему мнению? Какие меры требуются дополнительно?


– Рекордный урожай - это здорово! Но с другой стороны, это большая проблема. Излишки зерна раньше поставляли на экспорт, что было эффективно, но сегодня экспорт ограничен и этому есть две причины.

Первая – это логистические проблемы, связанные со специальной военной операцией и санкциями западных стран, из-за чего транспортировка усложнилась. А вторая – наш Минфин два года назад ввёл пошлины на вывоз зерна. Это была временная мера для стабилизации внутреннего рынка. Но Минфину это так понравилось, что эта мера стала постоянной. Как говорится, нет ничего более постоянного, чем временное. И соответственно, получается, что в следующем  году почти 170 млрд. рублей у крестьян «отберут» из продажи зерна на экспорт. Тем самым, и у экспортёров появляются проблемы в цене — они ограничены в возможности маневрировать ею для увеличения продаж. И все это, боюсь, очень сильно может сократить отечественный экспорт. А при таком рекордном урожае, профицит зерна на российском рынке около 70 млн тонн, с учётом переходящих остатков, это может стать большой проблемой. 

Да, Правительство РФ, Минсельхоз приняли программу по стимулированию экспорта, но,  к сожалению, с учетом всех обстоятельств, эти меры не могут быть достаточно эффективными. 


– И какие дополнительные меры необходимы для поддержки крестьян?

– Во-первых, надо снять пошлины на вывоз зерна. А во-вторых, эта пресловутая зерновая сделка - ещё одна история, когда об экспорте зерна договаривался МИД, который в этом мало разбирается. И, соответственно, первая часть сделки была для России провальной, потому что формально договорились снять санкции с российского зерна, но фактически  санкции с логистики не сняли. Получилось, что мы зерно поставлять не могли, а Украина очень энергично это делала. Соответственно, они вывезли почти 10 млн тонн, и частично захватили те рынки, где много лет присутствует Россия. Считаю, что зерновую сделку должны заключать профессионалы, понимающие специфику экспорта, и она должна учитывать интересы российской стороны. 


– Какова ситуация на сегодняшний день для аграриев?

– Ситуация сложная. Например, в Курганской области фуражное зерно «упало» в цене до 7-8 тыс. рублей за тонну, что ниже себестоимости. Аграрии терпят, как всегда, и ждут. 

Поэтому, надо торопиться. Либо совсем не заключать эту зерновую сделку, тем самым вынуждая Запад ослабить давление на Россию в плане логистики. А если заключать, то она должна быть с учётом интересов России, чтобы отечественное зерно беспрепятственно могло продаваться на мировом рынке. И снимать пошлины. 
В Государственной Думе поднимаются все эти вопросы, но переговоры ведутся другими. 


 



Более того, если украинцы публично говорят об условиях сделки, выдвигают свои требования и получают это, то от наших переговорщиков я не слышал никаких  требований  в случае, если Россия разрешит Украине экспорт зерна.

Позиция российской стороны, считаю, непонятна. 


– Как Вы видите возможность обновления техники аграриями в текущих условиях? Сегодня есть проблема недоступности импортных машин и запчастей, подорожание отечественной техники, в связи с укреплением курса рубля? 

– Возможности сейчас, конечно, сократились, но аграрии достаточно много техники закупили за предыдущие годы. Но меня беспокоит то, что  более полутора лет существует экспортная пошлина, когда у крестьян изъяли деньги, которые они могли бы потратить, например, на обновление техники. 

У аграриев много западных сельхозмашин, а запасные части на них дорожают. Более того, современные тракторы, комбайны - это же компьютеры на колёсах.  Все мы слышали о том, что были попытки отключить российскую технику, тем самым вообще заблокировать работу. В этом и заключается опасность, что с развитием технологий у крестьянина может быть современный комбайн, но он не сможет выйти в поле. К сожалению, мы такую ситуацию не предугадали, хотя правительство, минфин могли  бы вполне оценить эти риски. По-хорошему, надо было разрешить поставки в Россию только той техники, которая исключала бы возможность отключения дистанционного управления ею, что, к сожалению, не было сделано. 


 



И сегодня, надо отдать должное российскому машиностроению, в частности, Ростсельмашу, который смог выстоять в трудное время и сохранить мощности, теперь  – это база восстановления нашей сельскохозяйственной техники. Конечно, хотелось бы больших объёмов производства, но ситуация не катастрофическая. Ту технику, которая закуплена, и которая будет производиться нашими предприятиями, хватает для развития села.

Кроме того, раньше  была хорошая программа Росагролизинга по КамАЗам-зерновозам. Помню, директора, тогда ещё моего предприятия, предлагали купить импортные Scania, Мерседесы  вместо российских КамАЗов, мотивируя тем, что отечественные ломаются: один ездит, другой на ремонте. Но я решил, что лучше мы купим 40 отечественных КамАЗов, из которых 20 будут работать. Стоимость КамАЗов ниже стоимости 5 Мерседесов. Считаю, что лучше пусть ездят два десятка КамАЗов, чем 5 Мерседесов. 

Да, российская техника ломается чаще, но у хорошего хозяина она ездит и все работает. Более того, в сегодняшних условиях  техника отечественного производства более защищена, и не подвержена компьютерным атакам со стороны Запада.


– Ваше отношение к появлению на рынке сельхозтехники китайских производителей? Насколько это может помочь аграриям и помешает ли отечественным сельхозмашиностроителям?

– КамАЗ может производить больше, чем сейчас производит. Но китайские грузовики составляют конкуренцию. Причём стоимость китайского грузовика равняется только  стоимости металла, который тратится на производство КамАЗов. Соответственно, российский грузовик начинает проигрывать.


 



Считаю, что правительству нужно принять соответствующие меры – либо помогать КамАЗу, либо вводить пошлины на китайскую технику. Китайский завод производит 200 тысяч грузовиков, а КамАЗ – около 40, хотя может производить более 100. Если российский производитель будет производить больше, то себестоимость снизится. Правительству нужно оперативно реагировать на внешние и внутренние вызовы, а мы все никак не научимся  регулировать рынки и защищать наших производителей от недобросовестной конкуренции. 


– Ваша оценка уровня обеспечения продовольственной безопасности в России на текущий момент? 

– На сегодняшний день мы полностью обеспечены, с профицитом, можем много экспортировать. Да, есть проблемы с той же техникой, но они не критичны.  Есть проблемы в семеноводстве, в животноводстве, которые требуют очень быстрого реагирования, но, к сожалению, решения затягиваются, а промедление опасно, особенно в сегодняшней ситуации. Но себя обеспечить мы сможем. 


– Каким должен быть бюджет для поддержки АПК на следующий год? Что и в какой степени требуется усилить, в связи с удорожанием основных средств производства? 

– Чем больше, тем лучше. Но это должно быть не так, что пошлины, которые изымаются из оборота растениеводства, Минфин потом возвращает в виде поддержки села. Сначала забрали у крестьян, а потом перераспределили и вернули. Это, я считаю, не государственная поддержка, когда забирают, а потом указывают, как собственные деньги тратить. Например, с учетом доходов и пошлин в следующем году Минфин установил 470 млрд., из них 170 млрд. – забрали у крестьян «пошлинами». Считаю, что их вообще надо отменять, а эти 170 мрлд. субсидировать как раз из бюджета. Вот тогда это будет большая помощь. Такой должна быть поддержка. Именно из бюджета. Труженики села, сохранив  свои средства, вложили бы их в собственное развитие. 

Но самое главное, что эти пошлины создают угрозу сокращению экспорта. Если зерно сегодня не реализовать внутри, то крестьяне понесут огромные убытки, не смогут вернуть кредиты, подготовиться к посевной и так далее. И тогда государство потратит гораздо больше, чем заработает на этих пресловутых пошлинах. 


 



На селе никогда не бывает легко и просто. А сейчас тем более. Проблемы, стоящие перед отраслью надо решать быстро. Пока в правительстве нет чёткого понимания, что делать с таким большим урожаем и как его реализовать. Есть какие-то направления, в которых двигаются, но нет единой системы, где было бы конкретно определено, грубо говоря, что вот это - сюда, а это - туда, у нас останется столько, крестьяне в среднем получат такую-то цену за зерно и обеспечат компенсацию затрат и деньги на развитие. 

Урожай большой, и это здорово. Но надо быть готовыми к его реализации. 


– Сергей Федрович, что и в какой степени требуется усилить в связи с удорожанием основных средств производства?

– Нужно увеличить доходы крестьян, а это, как я уже сказал, пошлины, которые у них забирают. Это вопрос регулирования цен на удобрения, которые правительство разрешило повышать на 20% в год. Ни одному монополисту не позволили бы так поднимать цены, а на удобрения почему-то сделали.

Это наведение порядка с тарифами на электроэнергию, которые во всех странах для крестьян ниже, а у нас зачастую выше. Государство должно регулировать тарифы монополий для работников села, что постоянно обсуждается, но ощутимых и реальных результатов нет. 

В Европе существует программа Агродизель, когда специальное топливо подкрашивают зелёным цветом, чтобы его не использовали частные лица. И реализуется оно гораздо дешевле для сельхозработ. 

А у нас в посевную и уборочную цены, наоборот, повышаются. 

Надо регулировать тарифы монополий и жёстко их контролировать, чтобы они снижали для крестьян стоимость.


– Ваше мнение по поводу продолжения традиции организации выставки-форума «День Уральского поля»? Насколько важно для аграриев мероприятие такого формата? 

– Это важное мероприятие. Во-первых, это демонстрация нашего развития. Помню первые аграрные выставки, которые проходили у нас в Кургане. Если сравнить те и что  сейчас - разница колоссальная. 

Раньше подобные масштабные события были возможны только на федеральном уровне, а сейчас мы достойно и с гордостью проводим «День поля» у себя. 

Во-вторых, это возможность показать достигнутое и пообщаться вживую между собой, наладить производственные связи. В аграрном бизнесе очень важно личное общение. 

«День Уральского поля» - очень важное и нужное мероприятие, которое надо обязательно проводить с учётом традиций. На селе работают люди, сильные духом, трудолюбивые и искренне любящие свое дело. Отрадно видеть, как возрождаются сельские профессии, как повышается их престиж, и очень здорово, что с каждым годом в сферу сельского хозяйства приходит все больше молодых специалистов, которые делом своей жизни выбирают настоящий труд!
 
 
Текст: Информационное агентство «Светич»
Фото из архива депутата
Нивы России №11 (210) декабрь 2022
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Реклама