Информационное агентство "Светич". Сайт о сельском хозяйстве. 16+

Нефть - дешевеет, а дизель - нет?

Нефть - дешевеет, а дизель - нет?
Российские аграрии приступили к посевной. И уже с начала 2020 високосного года земледельцы не на шутку постарались. Запаслись семенами, средствами защиты растений, удобрениями, привести в порядок сельхозтехнику, обеспечить свои предприятия ГСМ. Вот тут многие сетуют, в условиях кризиса пахать и сеять многим становится не по карману. Говорят, несмотря на падение цены на нефть – дизельное топливо и бензин не только не становятся дешевле, но и дорожают.

У Анатолия Невзорова свое крестьянское фермерское хозяйство в Кетовском районе Курганской области. Занимаются зерновыми и зернобобовыми культурами. В этом году здесь нужно засеять больше 23 тысяч гектаров.

- На сегодняшний день нам нужно 300-350 тонн топлива. Техники у нас только больше 10 посевных единиц. Дизтопливо – самый больной вопрос на сегодняшний день для любого хозяйства. Как ни странно цена на него только растет. Сейчас цена за литр – порядка 41-42 рублей. 47.900 – последняя цена за тонну. Даже в республиках ближнего зарубежья цена упала на дизтопливо и бензин. А у нас в России когда нефть растет – автоматически дорожает дизтопливо и бензин, а сейчас, вот вчера передавали, нефть упала в минус, т.е. это ее взять и еще поставщику доплатить, а у нас она еще растет. Я не понимаю, что за парадокс такой! С таким успехом многие хозяйства «выпадут в осадок». В нашем КФХ по сравнению с прошлым годом на 10-15% затраты больше.

Я вот сейчас четко расскажу свою позицию. Государство позволило вокруг себя насадить посредников. Ну как так можно? Напрямую с НПЗ мы купить не можем. Я уверен, что если уберут всех этих посредников и разрешат НПЗ спокойно проплачивать, заключать договоры и возить крестьянам, то мы готовы спокойно работать. Вот почему все эти перекупы появляются? Не надо этого допускать, а просто-напросто государству следует сделать так: от производителя – к покупателю. Нарастили посредников, и деваться не знаем куда. Они 2,3,4 раза продадут друг другу и вот цена высокая получается. На ГСМ затраты никакие не компенсируются. Единственное, что несвязанная поддержка есть на животных и на посевную погектарная поддержка, - прокомментировал создавшуюся ситуацию Невзоров.

Зауральские поставщики ГСМ, в свою очередь, поясняют, что большую половину цены на топливо составляют налоги:

- Цена самой нефти составляет небольшой процент от стоимости продукта. Нефтекомпании в связи с падением на экспорте стоимости нефти и нефтепродуктов начинают нести глобальные убытки. Поэтому они вынуждены сохранять цены внутри российского рынка, чтобы как-то их компенсировать, а правительство хочет получить свои налоги. А мы – люди, помогающие доставить топливо до нашего фермера. Все налогообложение начинается с заводов. Т.е. у нас есть биржа, торгуемся на бирже. Наши комиссионные доходы – это стандартный небольшой процент. И мы должны его принести – это транспортные расходы, железная дорога, здесь удорожание топлива идет, это тоже от тарифов зависит. Плюс мы должны перевалку сделать, хранить, это тоже до 1 000 рублей падает на стоимость биржевую. И, соответственно, довести до клиента – это доход автотранспортника. Исходя из всего этого, и складывается цена.

Нашу компанию никто не обвиняет, все работают нормально и все это понимают. У поставщиков небольшая накрутка, в среднем по году она до клиента, со всем нологообложением, составляет порядка 3%. И с этих 3%, которые достаются нам, мы заплатим налог на прибыль, т.е. в чистом виде нам остается с этого литра не так уж и много. Сейчас цена остановилась, если в начале года стандартный дизель покупался дороговато, то с января цена за тонну понизилась на 3,5 тысячи. Т.е. глобально цена может быть еще ниже, но ее искусственно сдерживают на торгах, ограничение на снижение дают, биржа Санкт-Петербургская, потому что это пополнение федерального бюджета, - говорит Олег Баязитов, представитель компании ООО «Уралагроинжиниринг».

Ольга Генриховна Оборовская, директор челябинского ООО «Комплексное обеспечение» тоже не согласна с тем, что топливо подорожало:

- У нас тоже на бирже падают цена и на бензин, и на керосин, и на топливо есть снижение. У нас много россиян, которые бывают за границей. Они говорят, что в Европе и США, падение цен на нефть отразилось на «заправках». У нас заправочные станции, которые в розницу торгуют – это монополисты. На ту цену, которую выставляют НПЗ, никакие перекупы повлиять не могут, так что падение мы можем наблюдать только на опте. Думаю, что все заметили, если сравнить прошлый год и текущий, то на бензине – это порядка 5 рублей за литр разница, а на дизельном топливе – это 3 рубля в сторону уменьшения. Конечно, не такое молниеносное, как это происходит по нефти, потому что из нее еще нужно произвести продукт. И, в зависимости от того, какой продукт производят и количества перегонок - зависит цена. Также в ГСМ содержатся присадки. Все они импортного происхождения. А так как мы сегодня наблюдаем рост доллара и евро, то предполагаем отсюда, что стоимость присадки возрастает. Поэтому на внутреннем российском рынке такого ожидаемого падения, как падение нефти мы не увидим. К тому же у нас на внутреннем рынке нефть российская, а не привезенная.
Наценки мы делаем минимальные. Я уверена, что завод-изготовитель скажет, что это вопрос к трейдерам. Но тут не к ним вопрос и не к перекупам, торгующим организациям. Посмотрите на цены на «заправках», которые напрямую ставят монополисты. Отсюда можно сделать вывод, кто влияет на цену у нас в стране. И это явно не те, которые покупают большими объемами, а потом меньшими партиями продают конечному потребителю, - говорит поставщик.

Проще говоря, если экспортная цена бензина и дизтоплива выше внутрироссийской, то государство компенсирует нефтекомпаниям эту разницу, чтобы они не поднимали стоимость на заправках внутри страны. Когда российские цены выше экспортных, то уже нефтяники отдают государству часть своей сверхприбыли от внутренних продаж топлива. Именно это сейчас и происходит, считает автоэксперт Алексей Нестеров. Об этом пишет интернет СМИ - «Клопс».

Так, себестоимость тонны самого популярного 92-го бензина в двадцатых числах апреля составляло примерно 38 тыс. рублей, но из-за уменьшения спроса во время пандемии цена на бирже упала до 36 тыс. Таким образом, причины происходящего – на поверхности.
А что касается наших сельхозпроизводителей? Это обычные потребители, которые во время горячего сезона не могут приобретать топлива меньше, чем им необходимо для проведения весенне-полевых работ и посевной кампании. Потому что остановить процесс невозможно. И в это время – это самая уязвимая категория потребителей дизтоплива, которая реагирует на малейшие изменения на рынке.

Так, на посевной 2018 года из-за бурного роста цен на ГСМ сельхозтоваропроизводители понесли существенные затраты. Для их частичной компенсации правительством РФ было выделено 5 миллиардов рублей. Затем, когда ситуация хоть как-то стабилизировалась, эту меру поддержки отменили.
Глава КФХ Юрий Климочкин из Курганской области вспоминает это время:

- Было колоссальное удорожание топлива порядка 30%. И это было ощутимо для фермера. Мы покупали солярку в декабре 2017-го по 28 рублей, а в марте 2018 года покупали уже по 42 рубля. К такому скачку фермеры были не готовы. Что касается текущей ситуации, сейчас уже мы адаптировались и сразу закладываем необходимые средства в бюджет, понимая, что пока скачков на дизельном рынке нет. Кроме того, у нас не такая богатая область, чтобы дотировать ГСМ. Мы спрашивали у нашего местного правительства как это можно сделать, но был получен ответ, что мы вам помогаем любыми другими рычагами пока, кроме этого.

В этом году в КФХ Климочкина 1500 га засеют высокодоходными культурами – льном, рапсом и горчицей. 500 га – пары. В хозяйстве имеется пусть небольшой, но весь необходимый арсенал сельхозтехники для проведения весенне-полевых работ. Чтобы обработать эти площади необходимо 30 тысяч топлива. И, если помощи ждать неоткуда, здесь выходят из положения так:

- У меня как у сельхозпроизводителя не возникло каких-либо проблем с закупом топлива. У нас есть доступные кредиты пяти процентные, они дешевые. Получили кредит, загнали за ГСМ – стоимость топлива не увеличилась, если сравнить с прошлым годом. Как и в прошлом году мы покупали по 41 рублю Евро-5, так и в этом. Говорить о том, дорогая солярка или дешевая, я не могу. Потому что у меня небольшой расход дизельного топлива, с моими агроприемами. И это занимает всего 2% от всего годового денежного оборота предприятия.

Я не думаю, что если регуляция продажи топлива попадет в государственные руки, то будут какие-то изменения. Потому что, то ценообразование, которое сейчас идет на рынке, все равно им же и регулируется, а не нефтяными компаниями. Если нефтяные компании не добирают в реализации нефти на внешних рынках, то они добирают недостающую часть на внутренних. И это прописано законодательно.

В том, что бензин у нас не может стать дешевым виновато государство. У нас очень дорогие акцизы и налоги для нефтяных компаний. В том же Казахстане добыча нефти, там же присутствуют и российские компании, дешевая солярка. Там правительство решает этот вопрос по-другому. Поэтому, в любом случае, как бы не говорили, что это нефтяные компании наживаются, это все идет с подачи государства. Мое мнение: нужно либо дотировать ГСМ для фермеров, либо нет. А повлиять на рыночную экономику мы с вами не можем, - подытожил беседу глава КФХ Юрий Климочкин.

АгроМедиаХолдинг «Светич» обращается к читателям с вопросом: А как Вы видите решение этой проблемы и кто должен регулировать цены на топливо в стране? Своим мнением Вы можете поделиться в комментариях под статьей.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Реклама
Яндекс Директ