Информационное агентство "Светич". Сайт о сельском хозяйстве. 16+

Запоздавшая весна просигналила: «в поле»!

Запоздавшая весна просигналила: «в поле»!
В первые лет пять фермерства Кожевых вся небольшая прибыль шла исключительно на развитие: вкладывали в базу, в технику, в элитные семена, в удобрения… Такая тактика дала долгожданные благодатные плоды – наступило время, когда можно было и в свой достаток фермерскую прибыль обратить, – в общем, жить, спокойно поднимая детей.
 
От этих мест до Казахстана по прямой — 20 километров. Там раньше было местожительство большой дружной семьи Кожевых, из которой старший сын Дмитрий однажды поступил в Курганский сельхозинститут на инженерный факультет. В это же время там училась бухучету девушка-селянка из Челябинской области Людмила. В 1993 году новая семья Кожевых приехала к родителям Людмилы в село Маячное Октябрьского района, где молодых специалистов с радостью приняли в местный совхоз «Маякский».
 
В начале «нулевых» Дмитрий Викторович Кожев, последний директор «Маякского», будет два года пытаться сохранить хозяйство, а потом ликвидировать его, распределяя паи, технику, благословляя новоиспеченных фермеров. Десять самых упертых бывших работников совхоза не подались в город, остались на земле. Последним, в 2006‑м, получив «в наследство» всего-то старенький советский комбайн, оформил фермерское хозяйство сам Кожев. Сегодня в Маячном осталось шесть фермеров, но вся земля окрест до последнего клочка обрабатывается.
 
…В начале мая, что бывает очень редко, на полях еще не начиналась посевная: здесь, в восточном углу области, практически в степи с редкими лесополосами, климат очень серьезный для хлебопашцев. Да и земли тяжелые, глинистые, редко где раздобренные песчаником. Обычно числа до 25 мая КФХ уже отсеивалось на своих двух тысячах гектаров, а нынче земля прогрелась в пахотном слое лишь после майских праздников.
 
– Как у нас считается? Один день весны отодвигает уборку на три дня осенью, — вот что самое неприятное в наших местах при непредсказуемой осенней погоде – можно попасть в дожди до ноября. А в этом году мы добавили еще арендованных 560 гектаров земли и взялись за овес, сейчас бы его уже посеять, а мы вот только начали.
 
К овсу, спрос на который резко пошел в рост, Кожев вернулся с надеждой: в начале фермерства выращивали овес фуражный, но после пары неудачных сезонов (цены не было, арендованный транспорт дорогой) про него забыли. Теперь же, при хорошей цене на товарный овес, да при его урожайности почти в два раза выше, чем у пшеницы, культуру эту семенами немецкого сорта Макс, закупленными аж в Курской области, решили вернуть на поля хозяйства.
 
Пример из практики Кожева: если пшеницу сдавали в 2011 году по 10 тысяч 500 рублей за тонну, то в прошлом суперурожайном — по 5300.
 
Техника, которая дорогого стоит…
 
Фермерская база досталась Кожеву в виде практически разрушенной фермы: из восстановленных животноводческих помещений делали склады, гараж, мастерские.
 
Отдельными группами на просторном дворе выстроился весь технический арсенал КФХ — тракторы, автомобили, комбайны, удивил почти раритетный Т‑4, собранный из двух тридцатилетних «ветеранов». Но для закрытия влаги или боронования после посева, по признанию Кожева, нет ничего лучше этих гусеничных работяг: «Потому как скакать на колесных тракторах по паханным полям очень неудобно».
 
КамАЗов в хозяйстве уже четыре, а вот водитель на всех – один, ветеран-пенсионер. Арифметика простая: раньше в совхозе был один КамАЗ и два Урала, поэтому хватало пять – шесть водителей с соответствующей квалификацией. Сегодня на территории бывшего совхоза у фермеров в активе около 30 автомобилей-зерновозов и, понятно, для них из местных просто нет водителей.
 
Оранжевые «Кировцы» по годам вроде и старые – но на всех новые двигатели и резина. Гордость «технаря» Кожева – современный Кировец с мощным двигателем, – трудился за двоих уже на своей третьей посевной страде. А прикупив прошлой весной самоходный опрыскиватель «Туман», в хозяйстве, в общем, закрыли оптимальный набор необходимой под объемы техники.
 
…А мы едем на поля, туда, где ждет побольше тепла земля, готовая принять семена и отдать хлебопашцам по трудам их. По бонитету почвы баллы здесь невысокие: глина, песок… Если в засушливые годы это во благо, но когда переувлажнение, то сплошное страдание. Фермерская радость этой посевной – затоплений на полях нет, они все берутся полностью.
 
Тракторист Александр Белобаба, один из четырех первых, до сих пор верных соратников Кожева, засеивал поле овсом. В этот полуденный час на «летучке» к трактору подъехал партнер и агроном хозяйства Андрей Гаврилюк, – привез обед. Обеды-ужины в хозяйстве – дело, как говорится, святое: с первого дня КФХ взяло на себя расходы по питанию работников. Их готовит свой повар из закупных свежих продуктов, и дважды в день еду в термосах привозят слесарям на базу и механизаторам в поле.
 
Думы и планы на новый сезон
 
Среди 2000 гектар яровых в этом году по агрономической карте расписаны под ячмень 600 га, под овес 70, остальные под пшеницей твердой и мягкой поровну.
 
– Посевы твердой пшеницы сократили вдвое, – признается фермер, – В перспективе, может, вообще уберем. Конъюнктура на рынке такая, что очень тяжело стало удовлетворить требованиям КХП, у которых почему-то каждый год стандарты «плавающие». Когда зерно в дефиците, оно принимается с большой охотой даже худшего качества, чем в урожайные годы, когда мы с урожаем — и чего только в нем не найдут! Вот в прошлом году неплохую, в общем, твердую пшеницу нам пришлось отдать в фураж на птицефабрики, потому что не могли продать ни одной машины.
 
– Нас финансово подрезала такая ситуация, – сетует Дмитрий Викторович, – Немножко убила наш оптимизм. Потому что, если еще повторится пару таких лет, то… нет, мы не закроемся, мы продолжим в любом случае, просто, всегда хочется развиваться, людям платить больше. Мы ведь уже привыкли «идти в рост» – с 250 гектаров первоначальной земли доросли до 2500, и хотели бы дальше сохранить эту динамику. А тут получается такой вот перекос: что, если вплоть до прошлого года покупали новую технику, то сегодня восстанавливаем тридцатилетние трактора.
 
Обида фермера понятна: после современной мощной машины с мерседесовским двигателем – да такой вот «сделай сам».
 
– И все же, несмотря ни на что, вы – крестьянин до упора? Других перспектив в жизни нет?
– Да, уже крестьянин по жизни …
– И значит, все время жить в стрессе с постоянными думами: а как, а что? Будет урожай – не будет, а если нет? Что же тогда распродавать, насколько ужимать пояс, как начинать заново… Тенденции последних лет наводят на такие мысли: КамАЗы подорожали в 2 ра-
за, а закупная цена на зерно упала в 2 раза.
– Именно так, я вот всегда, отшучиваясь, говорю, что фермерское хозяйство – чемодан без ручки: его и бросить никак, и тащить тяжко… Привыкли мы как-то, стерпелись с этим…
– Приняли правила игры?
– Да, скорее, так.
 
Дмитрий Кожев, фермер:
«Крестьянское хозяйство — как чемодан без ручки: его и бросить никак, и тащить тяжко…»
 
Людмила Калугина,
Октябрьский район – Челябинск
Информационное агентство «Светич»
Газета «АгроЖизнь» №5 (84), май 2018
 
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Яндекс Директ