Информационное агентство "Светич". Сайт о сельском хозяйстве. 16+

Языком агрономии

Языком агрономии
В качестве собеседника у нас – Елубай Аманжолов. Человек известный не только в области, но и в стране. На протяжении многих лет он возглавлял Карабалыкскую СХОС и может дать объективную оценку тому, что творилось и происходит теперь на полях бывшей «Иволга-Холдинг». Замечу, Аманжолов сегодня – советник главы компании «Олжа Агро», но пусть вас это не смущает. С ним мы затрагиваем, прежде всего, вопросы агрономического характера.
 
– Елубай Сибанбаевич, Вы, как и многие агрономы старой закалки, ведете свои дневники, и, наверное, можете на фактах показать, в каком состоянии достались вам земли компании «Иволга-Холдинг»…

– На полях «Иволги» мы начали работать с февраля 2018 года. С чем мы столкнулись в первую очередь? Чтобы планировать будущую работу, необходимо было проанализировать, что происходило до того момента. Возьмем, к примеру, Узункольский район. Там поля заросли таким сорняком как полынь. А пшеницу с таких засорённых полей на элеватор не примут, потому что она имеет специфический привкус – только на корм скоту. Был еще и пырей ползучий, злостный сорняк, забирающий питательный вещества из почвы и мешающий пшенице развиваться и плодоносить. Такое же положение было на полях Мендыкаринского, Сарыкольского, Костанайского районов. В Федоровском районе были свои сорняки.

Вторая, на мой взгляд, ошибка – то что поля в последние годы засевались только одной пшеницей. Не было плодосмены, не было чередования культур. А любой агроном знает, что основа полеводства – это севообороты. Это ведь еще и улучшение плодородия почвы. Здесь же мы наблюдали монокультуру и химобработку, из-за которой нарушалась экология почвы, было убийство микроорганизмов. А это всё ещё и экономически невыгодно.

Поэтому мы прежде всего сделали перспективный план: воссоздали севообороты, ввели пары. Те же пары на полях «Иволги» в конечном итоге сократились до 3% от общей площади, хотя раньше они в лучшем случае достигали 12%.

А для того, чтобы размещать дорогостоящие элитные семена для дальнейшего распространения на этих полях – они должны быть чистые, потому что они дорогие и на таких полях могут дать свою потенциальную урожайность, которую заложил в нее селекционер-оригинатор. На засоренных же полях, сколько ты не удобряй, элита свои качества не покажет.


– Вы подметили все эти недостатки. А что же, прежнее руководство холдинга не замечало состояния дел?

– Тогда мы говорили с работниками «Иволги» на этот счет. Да и сам Розинов как-то признавался, что в последние годы он работал в тяжелом экономическом положении, он был вынужден сеять больше пшеницы, чтобы рассчитаться с кредитами. Экономика – это одно. Но есть еще агрономические правила, законы, про которые ни при каких обстоятельствах не следует забывать. «Агрономия» с греческого переводится как «закон поля». Это соблюдение всех правил, основанных на опыте предыдущих лет. 



 
ЕЛУБАЙ АМАНЖОЛОВ: 
«ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ РАЗМЕЩАТЬ ДОРОГОСТОЯЩИЕ
ЭЛИТНЫЕ СЕМЕНА ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАСПРОСТРАНЕНИЯ –
ПОЛЯ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ЧИСТЫЕ. НА ЗАСОРЕННЫХ ЖЕ
ПОЛЯХ, СКОЛЬКО ТЫ НЕ УДОБРЯЙ, ЭЛИТА СВОИ
КАЧЕСТВА НЕ ПОКАЖЕТ»




А опыт бывает отрицательным, как это было до того, как на поля «Иволги» пришла «Олжа Агро». Ведь тут мы имели дело, представьте себе, даже с горчаком – самым карантинным злостным сорняком не только Казахстана, но и всего мира. Пшеницу, бывавшую с таким соседством, тоже не принимают на элеваторы. Все эти вещи – результат нарушения законов полеводства, что и привело к известным последствиям.


– Вы считаете, что оздоровление бывшего холдинга началось именно с агрономии?

– Да. Первым делом мы создали хорошую агрономическую службу. Воссоздали севообороты, включили пары, хоть и тяжёлый был год. У нас даже не было семян – все были проданы. Сеять на площади более чем в полмиллиона гектаров было фактически нечем. Но мы старались все равно уйти от монокультуры, сеяли ячмень, овес, лен, горох, рапс, сою. То есть занялись севооборотом. Второе – мы оставили 120 тысяч га паров уже в первый год, и 174 тысяч га – во второй. Это впервые за последние несколько лет на этой земле, где сейчас работает «Олжа Агро».


– Это было запланировано или от безысходности?

– Запланировано! Можно, конечно, обойтись без паров, но нужна плодосмена. Но мы до этого пока не дошли. Для того, чтобы очистить поля, которые нам достались от сорняков, нам необходимы были пары. 

И мы в течение одного лета обработали эти поля 3-4 раза от сорняков. И сразу же начали искать хорошие семена, чтобы засеять эти поля. Элиту, суперэлиту. А ведь прежде на этих полях сеяли даже не первой или второй репродукцией, а пятой. Это же фуражное зерно! В 2018 году мы получили средний урожай несмотря ни на что. Пшеница дала нам почти 10 центнеров с гектара – на уровне области. В 2019 году пшеница дает нам уже 14 центнеров при средней по области 7,6 ц/га. До прихода «Олжа Агро» на некоторых таких полях собирали по 4 центнера! Правду сказать, один год только был рекордным, когда он был рекордным у всех. А все потому, что переключились на монокультуру. Потому что пшеницей занимались все, и кроме нее никто ничего сеять не умел. А сейчас у нас диверсификация, причём с уклоном на лен.


– Сельхозпроизводитель сейчас, прежде всего, смотрит на экономику, а вы хотите сказать, что агрономические законы должны стоять впереди?

– Несомненно. И Айдарбек Асанович Ходжаназаров это понимает. Это не кабинетный руководитель. Во время посевной 2019 года он лично закрепился за самым проблемным Узункольским районом и жил там вместе с механизаторами. И он теперь знает об этой земле не только в теории, он буквально обошел ее всю пешком. Мы, старые агрономы, теорию и практику изучали годами – он же ее изучил за полтора года. Как в свое время Петр I своими руками рубил корабли, так и он начал с азов и дорос до вершин. Я знаю много чего в ботанике, селекции – он же использует еще и экономику – например, какая культура даст больше прибыли. Порой за ходом его мысли и не угонишься, хотя за мной, казалось бы, опыт…


– А как руководители предприятий – успевают за ним?

– Знаете, раньше как было: предприятия сдали бумажный отчет – и всё. Сейчас же работа выстроена так, что каждый регион приходит и устно, наглядно отчитывается перед собранием. Это же куда большая ответственность. Потому что каждо-му руководителю задают конкретные вопросы: почему такая урожайность, почему такие затраты на ГСМ, почему были проведены такие-то работы. Это не отчеты на бумаге. Это проверка компетентности, прежде всего. И отчет идет по каждой отдельно взятой клетке: кто и когда сеял, как, когда убирали и так далее…



 
ЕЛУБАЙ АМАНЖОЛОВ: 
«В ЯНВАРЕ МЫ ПРОВЕЛИ СРЕДИ РАБОТНИКОВ УЧЕБУ.
СЕВООБОРОТЫ, ПАРЫ, ХИМЗАЩИТА, МЕХАНИЗАЦИЯ...
ДОКТОРА НАУК, ИНОСТРАННЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ,
ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ УЧЕНЫЕ ЧИТАЛИ НАШИМ КОЛЛЕГАМ
ЛЕКЦИИ, ЧТОБЫ УЗНАТЬ НОВОЕ И ПРИМЕНИТЬ
ЭТО НА ПРАКТИКЕ»



 

После того как все отчитались, мы в январе провели среди наших работников учебу. Севообороты, пары, химзащита, механизация... Доктора наук, иностранные специалис-ты, отечественные ученые читали нашим коллегам лекции для того, чтобы кто-то вспомнил о том, что знал раньше, а кто-то – чтобы узнать новое и применить это на практике.


– Чему можно научить специалиста-практика?

– Хоть мы и говорим об агрономии, но она идёт рука об руку с экономикой. Та же пшеница – монокультура. Но есть же раннеспелые, среднеспелые и позднеспелые сорта. Посевная у нас проходит в 10-15 дней. А уборочная длится месяц, а то и два. Вот агроном и должен рассчитать, что сеять, чтобы потом не было аврала, не приходилось бы убирать уже осыпавшуюся пшеницу. На раннеспелых сортах можно технику настроить, на среднеспелых уже применить ее в полную силу, на позднеспелых – убедиться в правильности выбора. Вот этому и учили – агрономии и экономике, ориентации в сортах.


– С прошлым все более-менее ясно. Что в планах на год нынешний?

– Примерные прикидки есть. Но окончательно по структуре посевных площадей все станет ясно в марте, когда будут «защищаться» руководители хозяйств. То есть наш специалист уже отчитался, прошел учебу и теперь должен обосновать свои планы на будущий аграрный сезон. При этом он знает, что у него будет такая-то техника, что ему дадут новую технику – как он ее будет применять? Какие ему нужны семена, каких культур? Что ему еще нужно? Протравители, гербициды, фунгициды, борьба с вредителями, какие субсидии? Так же и по удобрениям. И я скажу уверенно, что мы уже чем попало не сеем. У нас семена на предстоящую посевную уже имеются в полном объёме, больше того – мы даже готовы поделиться ими с другими хозяйствами.


– Знаю, что к вам уже обратились по этому поводу некоторые южные районы, пострадавшие в прошлом году от засухи…

– Мы всегда готовы помочь!
 
 
 
Текст: Тимур ТУРКЕСТАНОВ
Газета «АгроЖизнь» №3 (106), март 2020
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Реклама
Яндекс Директ