Информационное агентство "Светич". Сайт о сельском хозяйстве. 16+

Болотин и Ко: как выпускник аграрного вуза не хотел идти в сельское хозяйство и что из этого вышло

Болотин и Ко: как выпускник аграрного вуза не хотел идти  в сельское хозяйство и что из этого вышло
«Когда заканчивал аграрный университет, точно знал – в сельское хозяйство работать не пойду! Настолько мне все казалось депрессивным, разваливающимся, безнадежным. А жизнь оказалась мудрее. У нас в деревне говорили: «Однажды ты вернешься к своей земле». Вот я и вернулся».

…Алексей Болотин родом из села Порошино, что в Кытмановском районе. Кстати, в этих же живописных местах родился космонавт Василий Лазарев. А если заглянуть поглубже в историю, то увидим, что Порошино не обошла Гражданская война, старожилы рассказывали, и расстрелы случались в борьбе за власть… 

Как и у многих мальчишек в детстве, у Алексея была заветная мечта. Хотел стать археологом – всегда интересовали родная история и природа. Тут сильно помогла учительница Наталья Николаенко – о делах минувших дней рассказывала так, что дыхание захватывало!

Но в старших классах пришло понимание: надо выбирать более реальную профессию. И так как с малых лет тянуло к технике (все родственники в сельском хозяйстве работали: кто на тракторе, кто на грузовике), поступил Алексей Болотин в аграрный вуз. О специальности долго не раздумывал – конечно, инженер-механик! На выбор косвенно повлиял еще один педагог – школьного «трудовика» Николая Дронова все знают как человека увлеченного. Это именно он основал авиамодельный кружок, это с ним вместе ребята мастерили ракеты, запускали модельный самолетики, учились резать стекло обыкновенными ножницами… Дронов и «заразил» ребят исследовательским азартом, привил интерес к технике.

– Знаешь, как ребята в студенчестве живут? По большей части кутят на родительские деньги, – Алексей уверенно держит руль, пока мы мчим по проселочному бездорожью на базу фермера. – А мне кутить не на что было. Нас у родителей трое, денег особо не было, какое там веселье! Старался не упустить любую возможность, чтобы заработать. Охранником был, снег с крыш убирал. А потом познакомился с Артемом Ванюшкиным – с тех пор мы напарники. У Артема присутствует коммерческая жилка, вот и объединились. 

…Студенческие годы пролетели быстро, и надо было как-то устраиваться в жизни. О сельском хозяйстве Болотин и не помышлял. С юношеским максимализмом казалось, нет у этой отрасли будущего. На глазах Алексея порошинский колхоз умирал. Умирал долго, болезненно, тяжело, и никакая реанимация в виде многочисленных реорганизаций не спасла. (Забегая вперед, скажу, что сегодня село держится все же только за счет сельского хозяйства – здесь работают сами и дают возможность односельчанам заработать три фермера, один из которых, собственно, сам Болотин). 

В первое время после окончания вуза Алексей и Артем попытались приложить свои силы в разных направлениях. Были моменты, когда неплохо удавалось заработать на продаже новогодних елок. Бизнес прекратился ровно в тот момент, когда ребята своими глазами увидел, как добываются верхушки зеленых красавиц. Нет, их не срезают на высоте, отбросьте иллюзии! Деревья безжалостно рубят под корень – чтобы потом за 3, 5, 10 или 15 тысяч продать верхние полтора метра этой нежной красоты. 

Алексей Болотин, с детства умеющий тонко ощущать себя частью окружающей природы, такого насилия над лесом стерпеть не смог. Лес для него – понятие почти сакральное, лес – это что-то личное и, несомненно, живое. 

– Сейчас покажу тебе озеро. Оно уникальное – видишь, не шелохнется гладь, как зеркало ровное и гладкое. Тут можно увидеть, как дикие козы приходят на водопой. Сидишь, не шевельнешься, смотришь на них. Или сурки. Ты видела когда-нибудь сурков? Здесь целое семейство, если повезет, можно встретить. 

…Спрятавшееся среди холмов и густой растительности родниковое озеро очень живописно. Над головой – акварельное синее небо, воздух наполнен жизнью – какие-то жуки носятся туда-сюда, ветер уносит прочь облака. Пахнет русским летом. 

Блестят на солнце тугие кочанчики капусты. Здесь, около озера, расположено одно из капустных полей фермера. Однажды сурки уничтожили посадки – в негодность пришло метров тридцать капусты. Мужики с фермы решили объявить войну и сурков пострелять. Услышавший об этом Болотин с ходу предупредил: кто убьет хоть одного сурка, завтра и в дальнейшем может не приходить на работу. Спас, в общем, дикое семейство. 

Тут, на капустном поле, я слышу историю про то, как овощевод стал, собственно, овощеводом. Ведь не рассматривал же сельское хозяйство как бизнес!

– Был период, когда мы с напарником стали заниматься картофелем. Работали по схеме «купи-продай». У меня были родственники, знакомые в деревне, у Артема, как помнишь, деловая хватка. Вот и начали закупать картофель у колхозников, перепродавать в городе. В Барнауле тогда (речь идет о 2006 году) было много рынков – с ними и сотрудничали. 

Довольно скоро пришло понимание, что надо бы поменьше зависеть от поставщика сырья. В 2008-м году, как сейчас помню, занял у родственника 6100 долларов. Это, конечно, был риск, и бессонные ночи, и куча мыслей. Но дело пошло. На земные деньги компаньоны купили картофелесажалку, культиватор и копалку. Земли было – 12 гектаров, то, что выделили Алексею родители и бабушка. 

От автора: «…Я слушаю Алексея Болотина, смотрю на обновленную базу предприятия, вижу интерес в глазах работяг, разглядывающих новое фасовочно-упаковочное оборудование, и верю, что все у молодого агробизнесмена получится. 
Мне близки и понятны эти руководители новой формации – сами доскольнально знающие все нюансы работы, с широким кругозором, с правильным пониманием жизни, безошибочно определяющие, где черное – а где белое, живущие по своему главному внутреннему, когда-то раз и навсегда определенному закону – закону совести. Не рвачи и не барыги, после которых – хоть трава не расти. Умные, всего достигнувшие сами, повидавшие мир, неравнодушные и живые, перспективные, молодые. Все у них получится». 


Начинающим овощеводам повезло. И урожай, и цена на него в 2008-м позволили не только отдать долг, но и кое-что заработать. Плюс – не забываем – в активе появилась собственная техника, а это уже немало. Понятно, что на старте у напарников не было ни офиса («На меня было оформлено ИП, договора на коленке подписывали, – вспоминает Болотин), ни хранилища. Потому урожай продавали буквально в течение месяца. Очень выручил уже какой-никакой сбыт – хоть его объемы и не поражали воображение, все же он был гарантированным, так что рисковали партнеры минимально. 

Цена в 2008-м сложилась, прямо скажем, неплохая. За килограмм картофеля давали 11,50 при стоимости солярки 12 рублей. Рентабельность бизнеса просчитывалась без калькулятора, скажет спустя много лет Болотин. Им, конечно, повезло: с 12 га взяли 36 тонн продовольственного картофеля отменного качества – сумасшедшая урожайность для полей, куда не вносили удобрения. Напарники вдохновились. Более того, решили, что поймали удачу за хвост.
 
– Первый же год показал, что сельское хозяйство может быть интересным, – рассказывает мой собеседник, который теперь уже не мыслит себя вне этого самого сельского хозяйства! – Мы старались минимизировать все расходы, собирались с Артемом и детально расписывали стратегию дальнейшего развития, мы стремились сделать наше партнерство максимально прозрачным, чтобы не было вопросов друг к другу. 

Без них, конечно, не обошлось. Был период, когда назревали претензии, когда разговор проходил на повышенных тонах. Даже разделиться хотели. Но здравый смысл и вера в товарищество победили.

К тому же, пришлось сплотиться на фоне гораздо менее успешного второго года картофелеводства. «Головокружение от успехов» как рукой сняло: фермеры нарастили объемы, но рынок не обратил на это никакого внимания и резко снизил цену. Это был неприятный, но необходимый урок: выяснилось, что продать можно далеко не все и не в те сроки, когда тебе это надо. Когда в сентябре картофель не был продан, пришлось срочно арендовать склад и где-то хранить урожай. 

Однако в целом с трудностями справились. Картофель реализовали, подготовились уже с некоторыми сомнениями к сезону-2010, и фортуна вновь благоволила алтайским картофелеводам! Случилось как в той поговорке: не было бы счастья, да несчастье помогло. Именно тогда основательно «подгорела» европейская часть страны и в России образовался большой дефицит «второго хлеба». 

– Это был сказочный год, – улыбается Болотин. – Люди в Москве склонялись над картами и искали точку в Сибири, искали деревню Порошино. По дорогам пылили фуры – картошку у нас забирали прямо с поля, при этом по хорошей цене. На карту сыпались деньги, телефон не замолкал: «Продайте». Весь урожай мы тогда реализовали безо всяких логистических и транспортных затрат, прямо с поля. Покупатели на грузовиках стояли и ждали, когда выкопают картошку. 

Рассказывая про следующий год, Алексей Болотин сельское хозяйство сравнивает с русской рулеткой. Ибо 2011-й снова жестко «приземлил» овощеводов. Тогда в буквальном смысле пришлось запахать 23 гектара картошки – карты легли так, что и урожайность случилась минимальная, и цена на рынке была тоже ниже любых прогнозов. В общем, решили не копать. И правильно сделали – хоть и болела душа (каково крестьянину урожай оставить в поле, сами понимаете), а выгоднее было не убирать. 

Таких уроков немало выпало (и еще выпадет, можно не сомневаться) на долю дуэта Болотин-Ванюшкин. Но, тем не менее, теперь овощеводство – это основной вид бизнеса, в который год за годом приходится все больше вкладываться, развивать. Сегодня под овощами (помимо картофеля (в том числе, и семенного) на фермерских полях выращиваются капуста, морковь, свекла) занято 300 гектаров – для овощеводческого хозяйства очень даже прилично. 

Болотин, как человек живой, энергичный и порою азартный постоянно тестирует что-то новое – и в данный момент я говорю не только о технике (о ней ниже). В данном случае речь – о новых сортах картофеля. На опытных делянках выращиваются… разноцветные клубни! 

– Ты видела когда-нибудь черную картошку? А красную? – Болотин хитро улыбается и ведет показывать чудо-клубни в теплицу. Там невероятно жарко и душно, но ради диковинных сортов терплю. – Семена мы покупали в Москве, один сорт на разрезе темно-фиолетовый с черной кожурой, второй – ярко-розовый снаружи, внутри – узорный, с белой сердцевиной и яркой окантовкой. Думаю, вскоре мы увидим блюда из разноцветного картофеля в меню ресторанов. 

…В последнее время Болотин развивает не только овощеводческое направление. Пару лет назад они с приятелем, агрономом из Косихинского района Сергеем Путинцевым, запустили современный цех по производству гранулированного сульфата аммония. И дело пошло! Аграрии не только нашего края, но и других регионов. Успешный стартап превратился в стабильно функционирующий бизнес. 

Еще одно приложение сил и технического склада ума нашел Алексей Болотин. Его компания производит и реализует складское оборудование – ленточные конвейеры, расфасовочные модули. Эта тема тоже интересна с точки зрения экономики. 

Планы? Конечно, они есть – и довольно нестандартные, смелые, разносторонние. Говорить о них вслух рановато. Планы – планами, но в данный момент разворачивается самый горячий овощеводческий сезон. На днях начнется уборка ранней капусты, за ней, числе к 10-му, подоспеет свекла, не успеешь оглянуться, в двадцатых числах подоспеет морковь/, картофель. Не заскучаешь!

– Сельским хозяйством заниматься интересно. Едешь вдоль поля и думаешь: почему здесь удобрения сработали, а здесь нет? И знаешь, что я заметил? Ни один год не копирует полностью год другой. То есть каждый раз ты ищешь новые способы получить урожай, выручить за него деньги. Каждый сезон уникален. Я не могу заниматься скучным делом. Если неинтересно – все, бесполезно, не буду заниматься. А здесь азарт! Здесь настоящее дело, – говорит Алексей.
Мария Чугунова,
Кытмановский район Алтайского края
Журнал «Нивы России» №6 (161), июль 2018
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Яндекс Директ