Информационное агентство "Светич". Сайт о сельском хозяйстве. 16+
Росспецмаш
Доска Почета АПК агроснабжение
Российский агротехнический форум-2017

Генетически модифицированные семена и полевые культуры: производство, хранение и использование

Генетически модифицированные семена и полевые культуры: производство, хранение и использование
В условиях перехода земледелия на минимальную и нулевую обработку почвы, в агротехнологиях резко возрастают требования к качеству семенного материала, т.к. в почве, в мульче и на семенах накапливается значительно больше инфекционного начала. Как устойчивые к вредителям и болезням, всё шире пропагандируются семена, полученные с помощью генной инженерии.

Транснациональные корпорации Monsanto, Syngenta и Bayer лидируют по производству и продаже семян трансгенных культур. В США Monsanto контролирует 80% рынка генномодифицированной кукурузы и 93% рынка трансгенной сои. При этом, компания ведет активное продвижение в сегменте традиционных культур в США и 20% – во всем мире.
В маe 2014 г. Monsanto объявила о том, что будет увеличивать свое присутствие на Украине: компания планирует расширить украинский рынок семян кукурузы с текущих 20% до 30% в 2016 г. Для этого, в частности, Monsantо планировала построить завод на Украине стоимостью $140 млн. т. для производства обычных семян кукурузы.
И все же, львиная доля бизнеса корпорации – трансгенные культуры. В восприятии многих людей во всем мире слова «ГМО» и «Monsantо» стали практически тождественными. Не секрет, что восприятие это по-прежнему остается негативным.
Лидерство Monsantо не только в биотехнологиях, но и «нелюбви», которую компания и ее деятельность  вызывает у обычных людей, подтверждается опросами.
Так, в 2011 г. портал Natural news провел опрос на данную тему. Трансгенный бренд победил с большим отрывом – 51% из 16 тыс. человек, проголосовавших на сайте, заявили, что Monsantо является «самой злой корпорацией».
Недавно сто нобелевских лауреатов подписали письмо в поддержку ГМО. Почему на защиту этих сомнительных изобретений мобилизуют такие силы?

Чтобы увидеть корни этой проблемы, нужно понять, что происходит с ГМО сейчас. 20 лет назад в сельском хозяйстве начали выращивать генетические модифицированные растения для практических целей – производства продуктов и товаров. И до сих пор этот рынок неуклонно рос и развивался. Посевы под ГМО-культуры в среднем увеличивались на 9 млн. гектаров в год, достигнув общей площади в мире около 181 млн. га.
Но в прошлом году они не только не выросли, но и сократились на 100 тыс. га. Это вроде бы немного, но для растущего, развивающегося рынка – крайне тревожный сигнал. И самое неприятное, что посевы сократились даже в США, то есть, на родине ГМО, и там же, где работает крупнейшая в этой сфере компания «Monsantо» .
Да и остальной мир не очень хочет заниматься выращиванием ГМО-культур. Судите сами: на Северную и Южную Америку приходится 160 млн. га посевов, а на все остальные страны – всего около 20 млн га. Ситуация катастрофическая. Ведь любой бизнес, чтобы успешно существовать, должен расширяться. Но в обеих Америках это практически невозможно, там уже засеяли почти все подходящие площади. А другие страны распространению ГМО сопротивляются.
Почему так случилось? За 20 лет стало ясно, что ГМО-культуры не привели к резкому росту производства продовольствия в мире. Более того, выяснилось, что культуры эти вызывают появление устойчивых к ним сорняков и вредных насекомых, что уничтожает экономический эффект. К тому же, так называемый Вt-токсин, содержащийся в ГМО, может быть аллергеном, а используемый с другими ГМО-культурами глифосат токсичен для человека и животных. Это тяжелые удары по всему бизнесу. 
В такой ситуации компании могут мобилизовать все возможно ресурсы для защиты своих интересов. Именно в этом нам и видятся причины появления письма нобелевских лауреатов.
В то же время и комитет Национальной академии наук США представил подробный доклад, подтверждающий якобы безвредность генетически модифицированных продуктов. Масштабный анализ эпидемиологических и научных данных, по их мнению, поможет снизить уровень общественного беспокойства, а значит, даст шанс обеспечить пищей растущее население Земли.

Миллионы людей по всему миру каждый день потребляют пищу, содержащую ГМО, несмотря на тo, что ее безопасность для здоровья не оценивалась в необходимом объеме и последствия ее потребления неизвестны.
Мы все являемся участниками одного большого эксперимента. Но его вряд ли можно считать научным, ведь никто всерьез не занимался изучением влияния ГМО на организм человека. Исследования на людях-добровольцах не входят в обязательную процедуру доказательств безопасности ГМО. И даже, если такие эксперименты проводятся некоторыми исследователями, то они являются краткосрочными и их результаты недоступны для общественности.

Все ГМО-продукты можно разделить на три категории:
1. Продукты, содержащие ГМО-ингредиенты (в основном, трансгенная кукуруза и соя). Эти добавки вносятся в пищевые продукты в качестве структурирующих, подслащивающих, красящих веществ, а также в качестве веществ, повышающих содержание белка.
2. Продукты переработки трансгенного сырья (например, соевый творог, соевое молоко, чипсы, кукурузные хлопья, томатная паста).
3. Трансгенные овощи и фрукты, а в скором времени, возможно, и животные, непосредственно употребляемые в пищу.
Эксперты выделяют следующие основные риски потребления в пищу ГМО-продуктов: угнетение иммунитета, возможность острых нарушений функционирования организма, таких как аллергические реакции и метаболические расстройства, в результате непосредственного действия трансгенных белков. Влияние новых белков, которые продуцируют встроенные ГМО гены, неизвестно.Человек их ранее никогда не употреблял и поэтому неясно, являются ли они аллергенами. Около 25% всех так называемых патогенез-зависимых белков, активно используемых для получения ГМО-растений, также обладают выраженными аллергическими свойствами.

Судя по отсутствию публикаций в рецензируемой научной литературе, клинических испытаний пищевых ГМО-продуктов на людях никогда не проводились. Большинство попыток установить безопасность ГМО-продуктов питания являются косвенными. Нарушения могут возникнуть в связи с множественным эффектом белков ГМО: при получении ГМО в лаборатории невозможно заранее предвидеть, в какой именно участок генома встроится новый ген и сколько его копий окажется в организме-получателе. Никто не смог доказать, что одни и те же копии оного и того же гена работают одинаково. Из-за сбоя в метаболизме ГМО может синтезировать непредсказуемые токсичные для человека вещества. Уже существуют убедительные доказательства нарушения стабильности генома растения при встраивании в него чужеродного гена. Все это может послужить причиной изменения химического состава ГМО и возникновения у него неожиданных, в том числе, токсических свойств. Негативное воздействие на здоровье может также проявиться в связи с наличием во встраиваемом фрагментe ДНК «технологического мусора», включающего, в том числе, вирусные промоторы, прежде всего 358Н промотор, и бактериальные терминаторы.
При получении ГМО до сих пор используются маркерные гены устойчивости к антибиотикам, которые могут перейти в микрофлору кишечника, что было показано в соответствующих экспериментах. Большинство известных трансгенных растений не погибают при массовом использовании сельскохозяйственных химикатов и могут их аккумулировать. Есть данные о том, что сахарная свекла, устойчивая к гербициду глифосат, накапливает его токсичные метаболиты. 
В основе современных исследований на безопасность ГМО лежит концепция «существенной эквивалентности», согласно которой ГМО-продукты так же безопасны, как и их традиционный аналог, и, следовательно, в обязательном порядке проводится только композиционное сравнение между ГМО-продуктом и его аналогом. Однако, до сих пор, по мнению независимых специалистов, нельзя точно сказать, например, является ли состав обычных соевых бобов и ГМО аналогов эквивалентным или нет. При сравнении различных опубликованных научных данных выясняется, что некоторые показатели, в частности, содержание фитоэстрогенов, в значительной степени разнятся.
Каждая вставка чужеродного гена в организм – это мутации, она может вызвать в геноме нежелательные последствия, и к чему это приведет – никто не знает, и знать на сегодняшний день не может. При изменениях, вносимых чуждым геном в эволюционно отлаженный геном, предполагать вероятность возникновения токсичных, аллергенных, канцерогенных и мутагенных продуктов (веществ) невозможно, поэтому независимые специалисты не исключают проявления негативных эффектов, связанных с такими веществами, употреблявшего ГМО человека в будущем.

По данным исследований британских ученых в рамках государственного проекта «Оценка риска, связанного с использованием ГМО в продуктах питания для человека», обнародованных в 2002 г., трансгены имеют свойство задерживаться в организме человека и результате так называемого «горизонтального переноса» встраиваться в генетический аппарат микроорганизмов кишечника человека. Ранее подобная возможность отрицалась. Согласно данным отчета Института питания РАМН 1998 г., у крыс, получавших трансгенный картофель компании «Монсанто», как через месяц, так и через шесть месяцев эксперимента наблюдались: статистически достоверное снижение массы тела, анемия и дистрофические изменения печеночных клеток.
24 июня 2016 г. Госдума РФ приняла закон о запрете на выращивание и разведение в России генетически и инженерно-модифицированных растений и животных – исключение сделано только для проведения экспертиз и научных исследований.
«Запрещается ввозить на территорию Российской Федерации и использовать для посева (посадки) семена растений, генетическая программа которых изменена с использованием методов генной инженерии и которые содержит генно-инженерный материал, внесение которого не может являться результатом природных (естественных) процессов, за исключением посева (посадки) таких семян при проведении экспертиз и научно-исследовательских работ», – говорится в тексте закона.
Примечательно, что импорт продуктов, полученных с применением генно-модифицированных организмов (ГМО), новый закон не запрещает. Правда, продукты эти должны будут пройти обязательную регистрацию. Запрет или разрешение на их использование будут даны по итогам экспертизы.
Закон вступил в силу 1 июля 2017 года. За нарушение новых правил использования ГМО предусмотрены штрафы: для должностных лиц – от 10 до 50 тыс. руб., для юридических – от 50 до 100 тыс. руб.
В 2017 году на всех продуктах, содержащих генномодифицированные субстанции, должна появиться маркировка «ГМО». Против активно выступают иностранные производители. Значит, их продукция этими ГМО напичкана? Нет, так категорично это утверждать нельзя. Просто иностранные производители не хотят лишний раз тратиться, чтобы выйти на российский рынок.

На самом деле, в России с 2007 года и так действует закон об обязательной маркировке продукции, содержащей ГМО. Если в продукте более 0,9% ГМО, производитель обязан указывать это на упаковке. За нарушение закона предусмотрен штраф от 20 до 50 тыс.руб. для физических лиц и от 100 до 300 тыс. руб. для предприятий. Контроль за соблюдением этого закона возложен на государственные органы,  в частности на Роспотребнадзор.
Но соблюдение этого закона не только дело ведомств, но и вопрос совести производителей. Многие понимают, что прибыль от продажи продукта без упоминания ГМО будет выше, а если они один раз попадутся, то штраф не так уж и велик.
Законы об обязательной маркировке ГМО-продукции действуют более чем в 60 странах мира. Законодательство в Европейском союзе аналогично российскому. На родине ГМО, в США, до недавнего времени не было соответствующего закона, производители могли не указывать эту информацию на упаковке, а у потребителей не было возможности выбирать. Однако, прошлым летом и сенат США одобрил закон, регулирующий маркировку ГМО-продукции. Но поскольку в 2/3 стран мира маркировка не является обязательной, инициатива об использовании единого знака «ГМО» в рамках Евразийского экономического союза представляется разумной. Это будет способствовать усилению контроля за ввозом таких продуктов в Россию. 
В нашей стране разрешено использовать при производстве продуктов питания и сельхозкормов 22 линии ГМО-культур: это 12 разновидностей кукурузы, 8-сои, по одной линии риса и свеклы. Значит, в продуктах, при производстве которых используются эти ингредиенты, теоритически может быть ГМО и, как следствие, должна быть маркировка.
Одновременно существуют также серьезные риски отрицательного влияния на экологию и агротехнику: использование ГМО-культур может привести к уменьшению биоразнообразия и возникновению суперсорняков и супервредителей. Появление суперустойчивых сорняков и вредителей могут спровоцировать и обычные селекционные культуры, но масштаб изменения свойств, и степень агрессивности у трансгенных организмов значительно выше, чем у сортов и пород, полученных при селекции.
Что касается цены на семена, то, например, семена ГМО-сои стоят примерно в 1,5 раза дороже обычной, но считается, что их использование может снизить себестоимость конечного продукта на 20%. Однако, переход на ГМО-культуры означает все большую зависимость от производителей ГМО-семян, которым страна, использующая ГМО, должна будет платить роялти. В настоящее время патенты на более 90% всех ГМО-семян принадлежат 3 компаниям-гигантам: Monsantо (США), Syngenta (Китай) и Вауеr (Германия).

Фермерам, сменившим выращивание обычного хлопка на генетически модифицированный, правительство Индии обещало огромный урожай и хорошие доходы. В то же время во многих штатах традиционное земледелие стало фактически невозможным из-за запрета правительства на продажу обычных, не модифицированных семян. Однако, вопреки обещаниям ученых, оказалось, что дорогостоящие трансгенные сорта легко заражаются многими вредителями, нуждаются в усиленном поливе и, к тому же, партию семян для посадки необходимо каждый раз закупать заново. В результате, в середине 2000-х по стране прокатилось волна самоубийств среди разорившихся фермеров.
В итоге, российские аграрии во многом зависят от импортного семенного материала. Значительная часть его – это отечественные сорта, которые выращиваются по заказу наших фирм в Китае. Это объясняется рерентабельностью их производства в России. По данным общественного совета при Минсельхозе, 90% картофеля в нашей стране выращивается из импортного посадочного материала. Основные поставщики – Нидерланды, Германия и Франция. По овощам оценки серьезно разносятся, но, чаще всего, говорят об импорте примерно 50% семян.
Российский семенной рынок активно осваивает уже упоминавшая выше компания Syngenta. Она является крупнейшим в мире производителем ГМО-семян, по разным оценкам ей принадлежит от 60 до 90% патентов в этой сфере. Вот уже два года она ведет переговоры о строительстве в России завода по производству семян, подчеркивая, что производить будут семена традиционной селекции. Изначально завод планировалось построить в Краснодарском крае, но позже губернатор категорически заявил, что на Кубани, этот проект реализован не будет.

Сельхозпроизводители уверены, что без использования передовых технологий вряд ли удастся добиться рентабельности и обеспечить инвестиции в АПК. Именно использование ГМО-семян позволило украинским фермерам поднять, например, урожай кукурузы до 110-160 центнеров с га, считают их российские коллеги. В Ростовской области этот показатель не превышает 40 центнеров, поэтому затраты на ее выращивание возрастают на порядок. 
Очевидно, что в зависимость от импортного посадочного материала несет прямую угрозу продовольственной безопасности страны. Однако возродить отечественную селекцию и семеноводство, используя традиционные технологии, по мнению экспертов, невозможно – за прошедшие десятилетия страна очень сильно отстала от таких лидеров в этой сфере, как США и Нидерланды. Переломить ситуацию можно, только используя самые современные технологии, одинаково новые для всех участников рынка. По мнению ученых, в такой ситуации нельзя отказываться от развития генной инженерии. Однако, в условиях рыночной экономики и сокращения госфинансирования принятый Госдумой запрет может привести к вынужденному сворачиванию исследований в этой области.
 
В.А. ЗАЛЬЦМАН, 
кандидат экономических наук,
Челябинская область
Фото: pixabay.com

Журнал "Нивы России", №7 (151) август 2017
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Яндекс Директ