Информационное агентство "Светич". Сайт о сельском хозяйстве. 16+

Стереотипам места не осталось

Стереотипам места  не осталось
Адаптивно-ландшафтная система земледелия может вывести аграрную отрасль на новую качественную ступень. Для кандидата сельскохозяйственных наук из Далматовского района Курганской области Анатолия Никифорова нет ничего важнее, чем выращивать на земле хлеб, делать все, чтобы именно аграрная сфера оставалась ведущей в экономическом развитии региона. Будучи человеком неравнодушным, он болезненно относится к негативным явлениям, которые мешают поступательному движению отрасли вперед и не стесняясь высказывает собственное мнение. Впрочем, судите об этом сами…ъ
 
– Конечно, Анатолий Иванович, имея за плечами более чем сорокалетний опыт практической работы в земледелии, много лет занятий научными исследованиями, вы можете обозначить свою позицию относительно того, как трансформируется сегодня аграрная наука и куда она идет, что мешает развиваться сельскому хозяйству более эффективно?

– Вопрос, на самом деле, непростой и не имеет однозначного ответа. Конечно, когда по окончании Тимирязевской сельскохозяйственной академии начал работать главным агрономом колхоза «Заря» Далматовского района в 1978 году и оставался там до 1999 года, все было иначе. Тогда в хозяйства поступало немало техники, хоть и в недостаточном количестве, удобрения, строились животноводческие помещения, склады, мастерские, гаражи, жилье для специалистов. Работники получали достойную зарплату, а передовики – государственные награды. Можно многое перечислять полезного, что позитивно сказывалось на развитии отрасли.


– Но в начале печально известных 90-х годов все это куда-то исчезло. Насколько значительным оказался ущерб нашему АПК?

– Он был огромным. Хотя бы на примере нашего колхоза, на фермах которого имелось около 3000 голов крупнорогатых животных, около 12 тысяч голов свиней. Все животные обеспечивались собственными кормами, их излишки реализовывались на сторону. Всегда исправно выполнялся план по закупке зерна. В настоящее же время свиноводства, как отрасли, не существует вовсе, а из крупнорогатого скота осталось 150 голов.


 



Функционируют лишь отдельные предприятия по производству зерна. Если взять для примера конкретно наш район, то на 38 предприятий аграрного комплекса осталось пять агрономов с профильным образованием, единицы зооветспециалистов… Около двух тысяч гектаров пашни из восьми в бывшем колхозе заросли лесом и бурьяном. Причем заброшены не только малопродуктивные земли, но и добрые, выщелоченные чернозёмы, луговые продуктивные участки. Думаю, что картина более чем красноречива. 


– При этом существовали же, Анатолий Иванович, так называемые проекты внутрихозяйственного землеустройства ещё в 1985-1986 годах…

– Действительно, существовали. Сотрудниками УралНИИгипрозем были разработаны севообороты, уточнены границы полей, рассчитано количество скота, а также просчитаны все экономические показатели, даны соответствующие рекомендации. Однако, при нарезке севооборотов совсем не учитывалась структура почвенного покрова, рельеф местности, гидрологический и температурный режимы и другие природные факторы. Зачастую в одном поле севооборота оказывались выщелоченные черноземы и солонцовые земли, требующие абсолютно разных способов обработки почвы и набора культур для посева.


– Насколько известно, вы всегда были и остаетесь сторонником так называемой экологизации земледельческой отрасли. Считаете ли, что данному аспекту сегодня уделяется достаточное внимание? 

– Да, интерес к экологизации в научной среде остается высоким, и он обоснован глобальными изменениями природной среды, которые произошли в результате научно-технического прогресса двадцатого века. Достаточно вспомнить, что в советский период в стране было проведено несколько крупномасштабных компаний во многом негативно повлиявших на экологическую устойчивость природных ландшафтов. Во время освоения целинных и залежных земель 50-60-х годов, например, в пашню обратили степные территории, что привело к ветровой эрозии, потере плодородия этих земель. Были распаханы малопродуктивные солонцовые и солончаковые почвы, кроме увеличения затрат на производство зерновых, ничего не давшие. Так же распахали тогда и склоновые земли, что привело к смыву плодородного слоя почвы поверхностным стоком. Заилилось множество мелких ручьев и речек, мелких озерков, изменился микроклимат территорий в сторону большей засушливости. Есть и другие примеры аналогичного рода. 


 



– Если вспомнить, то в конце 80-х годов у нас в стране была организована компания по освоению интенсивных технологий возделывания сельхозкультур с целью вывести земледелие на уровень передовых сран мира. Она ведь тоже не дала тогда ожидаемого результата?

– Конечно, нет, хотя и были увеличены поставки минеральных удобрений, пестицидов во все районы запланированного освоения этих технологий, в том числе и в Курганской области. Но без научного обоснования и неумелого практического применения эта масштабная компания закономерно провалилась. При этом химическому загрязнению подверглись значительные территории. Имели место случаи, когда удобрения разгружались просто в поле.


– В то же время на поля Зауралья пришли новые технологии в работе с землёй. На ваш взгляд, они тоже не идеальны?

– С одной стороны, прогресс на лицо: появились технологии с элементами поверхностной обработки земли, совмещение нескольких операций за один проход, культивация, посев и так далее, использование посевных комплексов с внесением удобрений… Появились более мощные и производительные тракторы и комбайны с комфортными условиями для работы механизаторов. Все это хорошо, но с уходом от вспашки земель изменилась экологическая ситуация в агроценозах. В десятки раз увеличилась засоренность полей особенно однолетними двудольными и злаковыми сорняками. На растительных остатках сохраняются возбудители многочисленных болезней зерновых культур, а именно, корневых гнилей, септориозов, гельминтоспориозов, различных видов пятнистостей, ржавчины... Кроме того, наблюдается массовое размножение в этих условиях вредителей зерновых культур – трипсы, растительные мушки, зерновые моли и не только они. При повсеместном переходе на поверхностную обработку почвы и отказ от вспашки усилился весенний поверхностный сток, а вместе с ним и смыв плодородного верхнего слоя почвы на склоновых землях. Даже на относительно ровной пашне, при уклонах не более трёх градусов, но с большим водосбором. Уже есть случаи образования промоин и логов.


– В ряде случаев для борьбы с сорняками используется приём увеличения паров. Насколько, по-вашему, это оправдано?

– С одной стороны да. В условиях массового размножения сорной растительности, болезней, вредителей на полях сельхозтоваропроизводители это делают. Однако нельзя забывать, что данный приём чреват излишней минерализацией органической части почвы и потерями нитратов при миграции их в глубокие слои и при горизонтальном передвижении поверхностными токами, особенно на склоновых землях.


– Есть и другой путь борьбы с сорняками, болезнями и вредителями. Речь идёт о пестицидах. В некоторых хозяйствах доводят количество обработок до 3-5. Не многовато ли?

– Не подумайте, что я противник всего нового в данном вопросе,но научные исследования иногда преподносят несколько неожиданные результаты. Постараюсь объяснить. Зона Зауралья, в отличие от Европейской части страны, отличается коротким летом, поэтому у нас высеваются сорта с коротким сроком вегетации. По данной причине внесенные пестициды не успевают утилизироваться ни в почве, ни в растениях, особенно при поздних обработках. Происходит загрязнение почвы и сельскохозяйственной продукции. Уже при лабораторных обследованиях в некоторых партиях зерна обнаруживаются остаточные количества пестицидов. Поверхностная обработка вроде бы сокращает затраты на обработку почвы и сроки её проведения, и в то же время затраты на пестициды съедают эту экономию. Кроме того, требуется внесение дополнительного азота на утилизацию соломы – около 30 килограммов, что дополнительно сводит на «нет» эту экономию. Кстати, некоторые научные учреждения изучают и апробируют возможность использования так называемых химических паров и технологию Nо-till, что предполагает увеличение химических обработок. По моему мнению, использование названного метода в нашей зоне чревато загрязнением больших территорий химикатами.


– Чем ещё опасны и вредны подобного рода способы борьбы с вредителями посевов сельхозкультур?

– Поверьте, таковых опасностей немало. Так, например, в ассортименте культур, выращиваемых в Зауралье, появился рапс, для получения полезного продукта, каковым является масло. У названного растения много вредителей и болезней и для успешного его производства требуются многократные химические обработки. Безграмотное их использование уже привело к массовой гибели пчел по всей России. В нашей области есть примеры, когда рапс высевался вблизи населенных пунктов и пестициды попадали и воздействовали на проживающих там людей. Не жизнеспособно и не состоятельно в современных экономических условиях, с моей позиции, и производство экологически чистой продукции сельского хозяйства по технологиями «зеленого земледелия».


– Но как же тогда вообще вести органическое земледелие?

– Понимаю, что сложно это представить, но одним из условий должно стать отсутствие в технологиях агрохимикатов. Ясно, что без минеральных удобрений и пестицидов в условиях Курганской области возможно получение урожая зерновых культур не более 10-12, максимум 15 центнеров зерна на гектар, что заведомо экономически невыгодно. В этом плане было бы уместно говорить о биологизации земледелия. Под этим подразумевается повышение доли зернобобовых культур с целью мобилизации биологического азота, внедрение сидеральных паров с бобовыми сидеральными культурами. Это донник, люпин и другие, а также внесение органических удобрений.


 



– На фоне обозначенных проблем экологического характера возникает вопрос, каким же образом решать эти проблемы?

– Одним из способов их решения является переход на внедрение в агропроизводство адаптивно-ландшафтных систем земледелия. Необходимо встроить в каждом сельхозпредприятии систему использования земли в природные процессы на данной территории, не нарушая их. При этом оздоровить природную среду, в которой обитает человек, и в то же время максимально использовать природные ресурсы данной территории для получения экономического эффекта. Перестроить систему земледелия в систему природопользования. Убежден, что переход на адаптивно-ландшафтное земледелие позволяет решать задачи многопланового характера. На уровне области, региона появляется возможность грамотно выстроить специализацию развития отраслей в той или иной зоне. В связи с этим, планировать развитие инфраструктуры, строительство перерабатывающих предприятий, учитывать участие в международных торговых сделках и так далее. На уровне района предлагать хозяйствам со схожими ландшафтными условиями типичные апробированные системы земледелия (севообороты, систему удобрений, обработку почвы, защиты растений, сорта…). На уровне отдельного хозяйства грамотно вести земледелие, получать высокий экономический эффект, свести к минимуму вред окружающей среде.


– Насколько все-таки реально внедрение обозначенных вами систем в практическое земледелие?

– Я не считаю это какой-то утопией, поскольку имеется множество работ ученых, в которых приводится экологическое и экономическое обоснование данной системы. По их мнению, повышение производства сельхозпродукции получается минимум 15-20 процентов. Хочу заметить, что вся работа не требует больших финансовых затрат, нужно только научить специалистов. Кстати, в 2012 году была опубликована монография учёных Зауралья «Система адаптивно-ландшафтного земледелия», а ещё раньше в 2004 году правительством Курганской области принималось решение начать внедрение названной системы в хозяйствах Зауралья, разработанной в АОЗТ «Заря» Далматовского района.
 

– Сколько же этапов необходимо пройти от разработки до внедрения адаптивно-ландшафтной системы земледелия?

– Не буду рассказывать обо всех подробно, скажу только, что начинается работа с определения направления развития и специализации сельхозпредприятия с учетом достижений наивысшей экономической эффективности. Следующим этапом должно быть разделение земель на группы по пригодности для выращивания культур со сходными биологическими особенностями и агротехническими требованиями с возможностью объединения их в севооборот. Учитываются особенности хороших и плохих предшественников, а также типичность… Далее культуры объединяются в севообороты. Особая роль отводится парам. Не допускается размещение чистых паров на склонных землях для предотвращения смыва верхнего распыленного обработками слоя. На пойменных и приречных землях возможно выращивание овощей, садовых культур, использование их для пастбищ, заготовки сена. 

С этого всего и нужно начинать, а завершающим элементом названной системы должно быть планирование мероприятий по оздоровлению территорий, улучшающих их экологическую устойчивость.


– Хотели бы вы, Анатолий Иванович, подискутировать со своими оппонентами, которые есть всегда?

– Это обязательно. Было бы здорово обменяться мнением на данную тему с заинтересованными лицами из числа учёных, практиков, руководителей аграрных ведомств. Польза от этого будет только обоюдной.


– Спасибо за вашу точку зрения и надеемся на продолжение конструктивного диалога.
 
 
 
Текст: Владимир СЕДАНОВ, Фото: из открытых источников.
Журнал «Нивы России» №1-2 (189),
январь-февраль2021
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Реклама
Яндекс Директ