Информационное агентство "Светич". Сайт о сельском хозяйстве. 16+

Сергей Шабалин:«Корни у меня крестьянские, наверное, поэтому, с годами я завёл лошадей и верблюдов…»

Сергей Шабалин:«Корни у меня крестьянские, наверное, поэтому, с годами я завёл лошадей и верблюдов…»
Сергей Шабалин – успешный бизнесмен Тюменской области, который занимается несколькими видами предпринимательской деятельности. Нас же интересует сельское хозяйство, в частности, коневодство, которое является не основным бизнесом, а больше запасным вариантом Сергея Борисовича. И такой «запас» очень даже неплохо растёт, развивается, приносит доход и огромное удовлетворение бизнесмену, который считает себя выходцем из крестьян. Мы не могли не встретиться с этим интересным, умным человеком, который к тому же увлечён охотой и альпинизмом. Трижды в год он ездит на Алтай, чтобы почерпнуть силы и зарядиться энергией гор. 

Вдоль скоростной трассы Заводоуковск-Ялуторовск практически каждый день можно наблюдать огромное стадо, в 1000 голов, лошадей, рядом с которыми пасутся верблюды. Многие проезжающие мимо в удивлении останавливаются, фотографируют животных. Дети просто кричат от восторга, радостно показывая пальцем в сторону табуна. Местные, зная привычки и вкусы двугорбых, привозят им морковку, яблоки мешками.

Табун здесь можно увидеть как летом, так и зимой. Круглый год животные пасутся, время от времени меняя дислокацию, конечно, под присмотром конюхов. Табунщиков на такое огромное стадо – всего два. 


– Сергей Борисович, почему коневодство и это не основной вид вашей предпринимательской деятельности?

– Да, не основной. Вначале было больше как хобби, сегодня как увлечение. Небольшой бизнес, приносящий небольшой доход.

А заставили заняться сельским хозяйством, наверное, мои крестьянские корни. Дед был из крестьян, прожил 101 год, я с ним много общался. Он рассказывал про своё детство, как косили, сеяли, помнил дореволюционные годы, революцию, гражданскую войну, Великую Отечественную прошёл. 

А коневодством начали заниматься с 2005 года, с башкирской породы, потому, как лошади эти выносливые, плодовитые, приспособленные к зимней тебенёвке. Искусственные породы – тяжеловозы, орловские, слабые в том плане, что не переживают зиму без корма.

Основное поголовье закупали в Башкириии у известного коневода Хасана Идиятуллина – фаната своего дела, успешного человека. Он настоящий профессионал и коневодство – это цель его жизни. До сих пор консультируемся с ним при необходимости. Но сейчас у нас не чисто башкирская порода лошадей, а помесь с русской тяжеловозной. Лошади у нас дикие, необъезженные. Гуляют, едят и спят под открытым небом круглый год, в любую погоду.

Такую стойкость дают им гены диких предков. Сильными копытами лошади зимой разгребают метровые сугробы и добывают траву.

Сегодня в хозяйстве 3 табуна – маточный, товарный и ремонтный, в котором более 3000 голов. Табунное направление, круглый год находятся на выпасах. Начинают жеребиться с середины апреля, заканчивается выжеребка в середине лета и после нового года отбиваем молодняк, который ставим на стойловое содержание.


 



На зиму заготавливаем молодняку сено, зерно, овёс. Не сеем, не пашем сами. До этого года всегда хватало кормов, у нас достаточно выпасов. Но в этот раз трава выгорела, лошади её быстро съедают. И в такой неординарный, засушливый год, в середине лета экстренно, зная, что будет засуха, впервые посеяли несколько десятков гектаров амаранта. В нём много питательных веществ, сахаров. Лошадям нужно дать возможность набрать вес, жир, подготовиться к зимовке. Амарант даст большую поддержку, в зиму они пойдут упитанные. Худая лошадь зиму не переживёт.


– Прибыльное ли дело коневодство?

– Я всегда всем говорю, что при разумном содержании коневодство – прибыльное дело. Здесь нет проблем со сбытом. Не продал в этом году – на следующий год продашь. А спрос на конину огромный, и он растёт. Люди понимают, что магазинное мясо зачастую нельзя кушать, а конь – экологически чистый продукт, круглый год пасётся на пастбищах. Всё, что производим, мы продаём. Торгуем месяц, самое большее – два. Европейская часть страны – Казань, Башкирия, Пенза, забирают у нас лошадей сотнями. Всё, что производим – продаём. 


– С какого возраста животные идут на продажу?

– В этом году зима, по нашим прогнозам, будет тяжёлая, поэтому, максимально уменьшим поголовье. И если в прошлом году не продавали вообще, в этот раз продаем. Все зависит от экономической ситуации, из-за неурожая корма дорогие, их ещё и не купить. В этом году отъёмышей шестимесячных, девятимесячных будем продавать.


– Что значит в Вашем понимании «разумное содержание»?

– Всё имеет экономическую обоснованность. К примеру, мы держим 20 коней и прикрепили к ним двух конюхов, которым платим по 10 тысяч рублей в месяц. Люди, которые соглашаются работать за такую оплату, могут не отвечать тем требованиям, которые нужны. И экономика не сложится. А если сразу купить нужное количество лошадей и подобрать людей, которые умеют ухаживать за лошадьми, тогда всё получится. Но сегодня это проблема, ведь людей старого поколения с умениями и навыками, не остаётся, а молодёжь не умеет работать с животными. Ничего, воспитываем, готовим свои кадры, и экономика складывается.


– Сколько на предприятии конюхов?

– 1000 лошадей обслуживают 2 человека. (пауза)


– Всего 2?!

– Да. И этого достаточно. 

Верблюды также на пастбищном содержании круглый год. 

Живут эти экзотические для тюменских мест животные здесь около 7 лет, размножаются, хозяйство получает от них приплод. Сейчас около 15 верблюдов в стаде, а было 10. Двугорбые помогают бороться с кустарниками, которыми зарастают пастбища, съедают их, таким образом, очищая выпаса. Зимой в ход идут кусты, летом – зелёная листва. Экзотические животные получают грубые корма, к тому же борются с зарастанием выпасов.

Верблюды не пугливы, пасутся вместе с лошадьми, но своей группой. Зимуют, акклиматизировались к минусовым температурам и комфортно себя чувствуют. Что интересно – привыкли к фотосессиям, когда их фотографируют. Не отказываются от морковки, яблок, овощи любят.

Как сказал Сергей Борисович, ни молоко, ни шерсть у верблюдов не перерабатываются. Хотя пытались наладить такое дело, но не нашлось желающих заняться этим видом переработки, кто бы стал работать с шерстью. Она длинная, хорошая, долго хранится в мешках, не портится. Но, у тюменцев не востребована. Нет и рынка сбыта. А предприниматель привык выстраивать экономику так, чтобы новое дело не стало убыточным. 

Ещё одна гордость бизнесмена – это маралы, которые завезены с Алтая пять лет назад. Сегодня в стаде находится 1000 голов этих красивых рогатых животных.

Завозили их в маленьком, шестимесячном возрасте. А сегодня уже получают и приплод, и продукцию. И интерес к развитию мараловодства есть. Содержатся животные в небольших вольерах. Правда, технология содержания отличается от алтайской, где имеются огромные парки для маралов. В Ялуторовском районе нет возможности загородить большие территории. Технология выращивания приближена к новозеландской, а если коротко – это стойловое содержание. Круглый год маралы пережёвывают овес, сено, морковку, капусту, картошку – то есть всё, что им дают.


 



Выгода от мараловодства очевидна – это пантовая продукция. Весенние, молодые, покрытые тонкой шерстью, рога – являются главной продукцией. В период нарастания рогов кровь, биологически ценные вещества, которые содержатся в них, востребованы, и при определённом размере, их спиливают. Потом проводится консервация рогов, вся продукция уходит за рубеж в Китай, Корею, где высоко ценится. Продукция очень дорогая, широко используется в медицине, корейцы сравнивают её с женьшенем. Для них это второй золотой корень, ведь дикого сегодня в природе нет, а это натуральное тонизирующее и стимулирующее средство. 

Около 30 голов пятнистых оленей живут в отдельном вольере. Содержат их больше для экзотики, а молодняк идёт на продажу. Здесь любят наблюдать за животными, любоваться ими.

Около десятка яков с огромными рогами – ещё один вид в копилку экзотических животных тюменского бизнесмена. Сергей Шабалин увлечён альпинизмом, а в Непале, куда он ездит для восхождения, яки – средство транспортировки по горам. Так они попали в Тюменскую область. В Ялуторовском районе эти сильные животные, которым не страшен холод, живут уже шестой год. Яки больше не переносят жару летом.

Когда морозно и снежно, их вместе с молодняком загоняют на ферму. Со сходом снега, снова выгоняют на выпаса. 

Такое необычное сочетание животных от лошадей до пятнистых оленей. Как руководителю хватает времени и сил, чтобы всё охватить, продумать все нюансы экономики, содержания, ведь за животными нужен постоянный уход, кормление и выпас? На этот вопрос Сергей Шабалин отвечает так:

– У нас собрался хороший дружный коллектив, чуть больше 10 человек вместе с двумя трактористами, ветврачом, управляющим. Небольшой, но работоспособный. Стараемся в зарплате не обижать, чтобы люди имели стимул. За столько лет работы стали одной командой, есть те, кто подолгу работает. Например, молодой человек в 20 лет пришёл к нам, и вот уже восьмой год работает, всему его обучили. Нравится. Конечно, бывают и случайные люди, которые со временем уходят.

Работы автоматизированы, выпаса огорожены, соблюдается пастбищеоборот, перегоняем табуны с одного места на другое. Всё продумываем, чтобы меньше трудовыми ресурсами пользоваться, а экономически целесообразно применить то или другое.

Корма раздаем тракторами. На самом деле нужно не так много времени, чтобы накормить 1000 маралов. У нас, бывает, на базе зимует больше 2000 голов животных вместе с маралами, и с этим поголовьем управляется тракторист и один помощник. 

В коневодстве своя специфика работы. Считаю, что в целом это экологически чистое производство, вся продукция от мяса до конского навоза. Даже конский пот, который выделяет полезные ферменты, считается лечебным, а навоз – лучший для огородников. И если первые годы мы его раздавали, то сейчас тоже продаём.



Что даёт силы и уверенное спокойствие

Предприниматель, как человек успешный, увлечённый своим разноплановым делом, не ставит на достигнутом точку. Сергей Борисович совершенствует свой бизнес, привносит в дела что-то новое, и сам развивается в духовном плане. Два-три раза в год выезжает в алтайские горы, бывает в Гималаях, Непале, Эльбрусе, Килиманджаро. Чтобы успешно вести дела, уверен он, нужно отдыхать. Но предпочитает не пассивный отдых, а активный – восхождение в горы. «Мне легче сходить на «пятитысячник», чем лежать на море. Живём полноценной жизнью», – говорит Сергей Борисович. 

– Я с 2007 года езжу на Алтай, а алтайцы – язычники, которые поклоняются духам, природе. Что-то беру от них, черпаю силы, поддерживаю их традиции. Интересный народ со своей гармонией в душе, если мы поднимаемся в горы, общаемся с духами воды, рек. Строго придерживаются своих правил: на перевалах нельзя громко разговаривать, если дерево упало, его не убирают, объезжают. Свои особенности, свои местные легенды, истории, которые пересказывают из уст в уста. Алтайцы ценят и уважают силу природы. И я, бывая там, понимаю, что есть в этом неведомая сила.

Коневодство, мараловодство, верблюды и восхождение в горы – такая интересная складывается цепочка предпринимательства, увлечений и выбора. И за всем этим не только бизнес, точный просчёт на несколько шагов вперёд. За всем этим ещё и человеческое отношение, основанное на порядочности, умении найти общий язык с разными людьми. И, как подметил сам Шабалин, «виновата» крестьянская жилка, родные корни, которые Сергей Борисович помнит и чтит. Без которых, быть может, он бы не состоялся.

 

Елена ТОКАЕВА
Газета «‎АгроЖизнь» №10 (125) Октябрь 2021
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Реклама
Яндекс Директ