Информационное агентство "Светич". Сайт о сельском хозяйстве. 16+

Почему в России растут цены на продовольствие?

Почему в России растут цены на продовольствие?
Тема цен на продовольствие является одной из самых обсуждаемых в человеческом обществе. И не только в России. Особую остроту вопрос приобретает, когда эти цены растут в высокой прогрессии, и конца этому не видно. Населению за одну и ту же корзину продуктов приходится выкладывать все больше и больше денег. Продуктовая инфляция съедает доходы и сбережения и значительно снижает качество жизни людей. О причинах этой ситуации и влиянии ее на сельхозтоваропроизводителей – в нашем материале.

Обычно, по законам рыночных механизмов, цены на какие-либо товары растут, когда этот товар становится менее доступным, в большей или меньшей степени дефицитным. Спрос превышает предложение, и цены повышаются. Но, в основном, в настоящее время дефицита продуктов питания не наблюдается, полки ломятся от изобилия самого разнообразного продовольствия, но цены все равно ползут вверх. Эксперты ломают голову, почему такое происходит и выдвигают самые разнообразные версии.

Как оказалось, ценами управляют не только рыночные механизмы, но и множество других факторов.

В наш информационный век их становится все больше. К таким факторам можно отнести страхи потребителей и целых потребительских сегментов перед рисками продовольственной безопасности. Такие страхи испытывают не только люди, их группы и сообщества, но и целые государства в лице их правительств и политической элиты. Цены могут менять всевозможные информационные фейки, которые иногда порождают ажиотажный спрос, рыночные соглашения или сговоры производителей продукции, посредников или крупных торговых сетей. 

Конечно, есть и объективные причины роста цен. Это повсеместное повышение затрат на производство и реализацию продукции фактически во всех отраслях от поля до переработки и прилавка. Растет в цене топливо и электроэнергия, сельскохозяйственная техника и услуги по ее ремонту и обслуживанию. Для поддержания высокой продуктивности своих полей сельхозпроизводителям требуется все больше удобрений и средств защиты растений. А эти удобрения и средства тоже дорожают и тяжелым бременем ложатся на бюджеты сельских предпринимателей. 

Выросли в цене услуги всей транспортной инфраструктуры на всех этапах производства, хранения, переработки и доставки потребителю. Совокупность всех этих причин, рыночных и не рыночных факторов, спекулятивного поведения посредников, валютных и биржевых колебаний создает условия для безудержного роста цен на продовольствие. И не только в России, но и во всем мире.

Природно-климатические условия в некоторых частях мира и эпидемии животных тоже сыграли свою негативную роль. Некоторые аграрные рынки так или иначе пострадали от погодных условий. В России погодные условия сказались на посевах сахарной свеклы. Урожай снизился, а цены на сахар начали расти. В Малайзии из-за изменений погоды сократилось производство пальмового масла. Аграрный сектор Европы испытал очередное нашествие птичьего гриппа, а Китай столкнулся с другой эпидемией – африканской чумой свиней. Восстанавливая свое поголовье свиней, Китай переключился на импорт мяса этих животных, что взвинтило мировые цены на продукцию из свинины. 

Кстати, о других странах, государствах и их правительствах. Нынешняя продовольственная инфляция имеет глобальный характер. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации (ФАО) ООН, мировые цены на продукты питания достигли самого высокого уровня с 2014 года. Цены на продовольствие растут уже одиннадцатый месяц подряд: в апреле значение сводного глобального индекса ФАО ООН на 31% превысило показатель за тот же месяц прошлого года. В этом году, согласно недавнему прогнозу Всемирного банка, сельскохозяйственная продукция и продовольствие могут подорожать на 14%. В качестве основных факторов аналитики называют сокращение предложения продовольствия со стороны государств Латинской Америки при одновременном росте спроса в Китае.

Многие государства, чтобы обезопасить себя от возможности нехватки продовольствия, в том числе, по причине пандемии коронавируса, стали закупать базовые продукты на мировом рынке в большем объеме, чем прежде, тем самым увеличивая совокупный спрос и, соответственно, цены. С другой стороны, страны с избыточным производством сельскохозяйственных культур и производных от них продуктов питания, страхуясь от чрезмерного вывоза продовольствия из своих территорий, стали вводить протекционистские меры в виде экспортных пошлин, экспортных запретов и других мер ограничительного характера. 


 



В Индонезии правительство ввело пошлину на экспорт пальмового масла. В стране хотят делать из него биодизель. Индонезия занимает значительную долю мирового производства пальмового масла, и цены на него резко выросли. В России ввели экспортную пошлину на самые значимые зерновые культуры. Мировые цены на пшеницу тоже резко пошли вверх. Кроме этого, Россия анонсировала введение экспортной пошлины на подсолнечное масло, Аргентина придерживает свое соевое масло. По данным ФАО ООН, именно растительные масла сейчас активнее всего растут в цене во всем мире. Но, с другой стороны, все эти меры также подогревают рост цен на базовые продукты, которые являются основой для последующих производственных циклов в изготовлении продовольствия.

По уровню продовольственной инфляции Россия – далеко не в лидерах. От ее последствий в еще большей мере страдает население наиболее бедных стран с низким уровнем дохода, который больше, чем на половину тратится на покупку продуктов питания. В наибольшей зоне риска оказываются бедные страны – импортеры продовольствия, в которых сельское хозяйство имеет однобокий, узкоспециализированный характер. Эти страны пытаются диверсифицировать свое сельское хозяйство, насколько им позволяет это сделать природно-климатические условия, наличие инвестиционных возможностей и других необходимых ресурсов.

Но, сейчас вообще иная ситуация. Если раньше скачки цен на еду становились бичом для бедных государств и еще с нестабильными национальными валютами, то теперь продовольственная инфляция не обходит стороной и богатые страны и страны среднего уровня развития, где население о ней уже порядком забыло. По данным разных экономистов из крупных стран мира сейчас сильнее всего страдают от продуктовой инфляции Иран, где темпы роста цен на продовольствие составляют 65%. В Аргентина инфляция составляет 44%, в Нигерии – 23%, в Эфиопии – 22%, в Турции – 17%, в Пакистане – 16%, в Бразилия – 13%. На этом фоне Россия выглядит вполне благополучно.

В России официальные темпы продовольственной инфляции оказались заметно выше, чем ожидалось. В 2020 году этот показатель составил 6,7%, хотя в 2019 году он находился на уровне лишь 2%. В первые месяцы этого года стоимость продовольствия продолжала расти, хотя в апреле статистикой было зафиксировано замедление роста цен.

Однако в мае срочный и наличный рынок сельхозпродукции несколько успокоился, мировые цены на основные сельскохозяйственные культуры начали снижаться. Пшеничные котировки в США опустились почти на десять процентов, а во Франции еще более того. 

В меньшей мере снизилась кукуруза и соя. Но, не смотря на это, в мае внутренний российский зерновой рынок продолжал медленно подниматься. Росстат сообщил об усилении в этом месяце инфляционных тенденций. 

Продовольственная инфляция в России в мае в месячном выражении ускорилась с 0,75% в апреле до 0,96%. За год продовольственная инфляция составила к концу апреля 6,55% а к концу мая повысилась до 7,4%, сообщил Росстат. Цены на плодоовощную продукцию выросли на 2,94% к апрелю. По сравнению с 2020 годом в мае рост составил 8,23%, а по сравнению с декабрем 2020 года – 13,08%. Куриные яйца в России в мае подешевели на 6,8%, гречка выросла в цене на 2,7%, подсолнечное масло – на 1,6%, а сахар в преддверии окончания соглашения о стабилизации цен на него – на 0,3%. Такие цифры приводит ведомство. Но, это в среднем по Федерации, в отдельных регионах ситуация разная.

Свекла в России за май подорожала на 35,3%, капуста на 25,2%, морковь на 18,8%, картофель на 15,4%, помидоры и огурцы снизились в цене на 8,3% и 7,9% соответственно, говорится в сообщении Росстата. Хлеб и хлебобулочные изделия в мае выросли на 0,66% к апрелю, а к прошлому году – на 8,26%, крупа и бобовые – на 1,1% и на 8,79% к маю 2020 года, с начала текущего года – на 3,95%. Макаронные изделия поднялись на 0,32%, за год – на 8,66%, с начала года – на 4,05%. Мясо и птица стали дороже на 1,26%, за год на 10,92%, с начала года – на 8,25%.

Рыба и морепродукты выросли в цене на 1,1%, за год на 7,96%, с начала года на 4,46%, молоко и молочная продукция – на 0,44% за год на 3,33%, с начала года на 1,98%, сливочное масло – на 0,6% (в годовом выражении – на 4,48%, с начала года – на 2,23%).

Так что, исходя из вышеперечисленных цифр, ждать, когда продовольственные цены вдруг начнут двигаться вниз, не стоит, а лучше вообще не стоит надеяться, что в ближайшее время инфляция оставит нас в покое.

На тему роста цен на продовольственные товары после майских праздников высказался премьер-министр Михаил Мишустин, выступая в Госдуме с отчетом работы правительства в 2020 году. Он заявил, что зарабатывать на экспорте в ущерб россиян – неправильно.

А далее рассказал о причинах роста цен на продовольствие.

По словам Михаила Мишустина, пандемия усилила риски для глобальной макроэкономической стабильности. Накопление долга происходило как в государственном, так и в частном секторах. Это во многом произошло из-за сохранения в течение длительного времени мягкой монетарной политики в крупнейших развитых странах. Низкие процентные ставки и необеспеченные товарами деньги на рынке разогнали инфляцию в мире, в том числе, повысили стоимость продуктов питания.


 



«Многие предприниматели, не желая терять выгоду, подняли внутренние цены вслед за мировыми, – рассказал премьер-министр. – А импортируемая инфляция стала оборотной стороной наших успехов в наращивании экспортного потенциала, в том числе в АПК, что подтолкнуло рост цен внутри страны, прежде всего, на социально значимые товары».

По его словам, российское правительство в сложившейся ситуации применило гибкий подход: чтобы сдержать цены на социально значимые продукты, сделан выбор в пользу экономических инструментов.

«Для ряда продовольственных товаров мы ввели долгосрочные компенсационные механизмы, которые снижают зависимость внутренних цен от мировых. Теперь эта экспортная пошлина в виде субсидий возвращается производителям, а не платится напрямую в федеральный бюджет, – рассказал Михаил Мишустин. – Мы поддержали производителей муки, хлеба, сахара и другой агробизнес, который поставляет продукцию на внутренний рынок. На это дополнительно выделили около 15 млрд рублей».

При этом глава кабмина признал, что результат сдерживания цен никого полностью не устраивает.

«Но если бы не принятые меры, обсуждать пришлось бы не их эффективность, а взрывной, неконтролируемый рост цен», – подчеркнул он и добавил: «Мы за то, чтобы наши производители зарабатывали на экспорте. Но не в ущерб интересам главных своих покупателей, которые живут и работают в России».

Также Михаил Мишустин обратил внимание на еще одну причину роста цен. «Это жадность отдельных производителей и торговых сетей. И здесь хочу напомнить: у правительства достаточно инструментов, чтобы обуздать аппетиты тех, кто наживается на ажиотажном спросе во всех сферах», – сказал премьер-министр.

В данной проблеме редакцию журнала «Нивы России», всегда, в первую очередь, интересует то, как повышение цен на полках магазинов, т.е. для конечного потребителя влияет на начало данной цепочки – аграриев? Насколько в цене конечного продукта, подорожавшего для конечного потребителя, есть увеличенная закупочная цена сырья – пшеницы, молока, мяса, производимых нашими читателями? Или доход агрария даже после этого не увеличивается, растворяясь в расходах на обновление техники, ГСМ, удобрений и прочего и прочего...? 

В связи с этим еще в феврале текущего года мы задали вопрос на всколыхнувшую в то время общество тему повышения цен на продукты президенту страны Владимиру Путину. 

Наш вопрос касался озвученного правительством России ряда мер по сдерживанию потребительских цен на продукты питания и ограничения экспорта зерновых и подсолнечника. Эти меры поддержки, на наш взгляд, нужны переработчикам и конечному потребителю, но несколько ограничивают интересы аграриев. Поэтому мы спросили об интересах аграриев в данной ситуации и об уровне поддержки АПК в этом году. 

В ответе говорится: 

«Данные меры, предусмотренные Правительством РФ, направлены на стабилизацию цен на внутреннем рынке. Доходы, полученные от оплаты экспортных пошлин, в дальнейшем будут направляться на оказание господдержки сельхозтоваропроизводителям. 

Плюс, все меры государственной поддержки в отрасли растениеводства сохраняются и в текущем году. Аграриям будет выплачиваться несвязанная поддержка, будет осуществляться поддержка элитного семеноводства, поддержка в рамках технического перевооружения приоритетных подотраслей растениеводства и животноводства, в рамках программы мелиорации компенсация части затрат на проведение гидромелиоративных мероприятий и культуртехнических работ по вводу в оборот ранее неиспользуемой пашни, а также страхование посевов, льготное кредитование и льготный лизинг…»



 
Текст: Андрей КОРНЕВ, Марина СЕВОСТЬЯНОВА
Фото: pixabay.com
Журнал «Нивы России» №5 (193),
июнь 2021
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Реклама
Яндекс Директ