Информационное агентство "Светич". Сайт о сельском хозяйстве. 16+
Росспецмаш
Доска Почета АПК агроснабжение
Российский агротехнический форум-2017

АО «Б-Истокское РТПС»: развивая собственное производство сельхозтехники

АО «Б-Истокское РТПС»: развивая собственное  производство сельхозтехники
    На базе АО «Б-Истокское РТПС» мы бываем нередко. А в апреле каждого года, на выставку «Урал-Агро», сюда приезжают производители, поставщики техники из многих регионов России, а также аграрии из Свердловской и соседних областей. Как торговая и ремонтно-техническая компания это предприятие известно всем и работает успешно. А в настоящее время развивает собственное производство оборудования и техники для АПК. Что именно, а главное – как и зачем производит? Об этом журналу «Нивы России» рассказал  генеральный директор АО «Б-Истокское РТПС», заслуженный работник сельского хозяйства РФ, почетный профессор Уральского государственного аграрного университета Борис Гладков.
 
    Борис Гладков: «Когда точно знаешь, какая техника требуется крестьянину, то ничего сложного нет в ее производстве и продажах».

   – Борис Федорович, среди партнеров-поставщиков Вашего предприятия – как российские, так и зарубежные марки и заводы. Что можете сказать о востребованности отечественной техники? Растет ли она в последнее время? И почему?

     – В настоящее время мы работаем с отечественными производителями, например, из Алтайского края. Сегодня там более 100 предприятий занимается выпуском сельхозоборудования и сельхозмашин.  И спрос, заявки на эту технику у нас есть. Чтобы востребованность росла, местные власти там возмещают скидку крестьянам в размере 10%. И это ощутимо, когда и производитель цены дает нормальные, и регион поддерживает. 
     Производитель ведь тоже заинтересован в спросе и старается сделать свою продукцию доступной. Вот, к примеру, наше предприятие: за 5 лет, сколько мы выпускаем каркасно-тентовые ангары для сельского хозяйства, мы ни на копейку не подняли на них цену, хотя цена на металл растет. За счет чего, спросите? Если раньше мы платили большие деньги за резку металла, то сейчас купили для этого свое оборудование, т.е. постоянно ищем, как сделать дешевле. Мы, как производители, на это идем, но и областным властям надо спрос поддерживать.

   – Достаточно ли высокое качество сельхозтехники, по Вашему мнению, обеспечивают российские заводы в настоящее время?

      – Если говорить о тяжелых машинах – тракторах и комбайнах производства «Брянсксельмаш» и «Ростсельмаш» – им еще есть, куда улучшать качество, машины нередко отказывают. Видимо, вся беда в комплектующих. Конечно, все стараются делать качество хорошим, но сегодня ведь производство получает немало не самых качественных метизов и металла. Например, когда мы работали с Компанией «Хорш», я во время одной из поездок на завод, спросил: почему вы не ставите российские болты? И мне ответили, что из тонны совпадает на срез из них всего 2-3 штуки. Ну, так ведь недопустимо.
   Сегодня все больше привлекают заводы сельхозмашиностроения Алтайского края, и прежде всего, тем, что они развиваются. Например, мы вернулись к зубчатым боронам. Но рама у них сделана так, что можно и борону, и диски зацепить, и любые рабочие органы поставить. Я считаю, что это отлично. Мы завезли эти машины, показали аграриям, и в этом году продавать начали. 
       Или, к примеру, наш крупнейший партнер – АГКО Машинери, он поставляет и трактора, и комбайны, и косилки, продукция приближена по цене к белорусской, но по качеству считается лучше, поэтому, пользуется спросом. Но и они сейчас тоже ищут пути дальнейшего развития. 

    – Что можете сказать о продаже техники со скидкой по Программе №1432? Есть ли, на Ваш взгляд, от нее ощутимая поддержка заводам и самим сельхозтоваропроизводителям?

   – Судя по всему, программа «приказала долго жить»: мы получили письма от большинства, кто поставлял технику со скидкой по этой программе, что она больше не действует. И с заводами государство полностью не рассчиталось. Я считаю, что это не сов-сем правильно. Такая ситуация много отрывает средств и времени у людей, да и сама программа имеет выборочное действие. Например, директор одного предприятия из Ирбита «пробивал» участие в программе 1432, несколько месяцев потратил, и ничего не получилось. Поэтому, я не приветствую эту программу. На мой взгляд, решение о скидках надо отдать на откуп регионам: прошла сертификацию на пригодность машина – получай поддержку, давай крестьянам скидку. Нет – значит, и не пытайся. 
     А так, из опыта заводов по прошлому году – мы продавали технику как дилеры по 1432, а в январе в связи с тем, что завод не получил деньги от государства – потребовал доплату за проданную технику. А крестьяне уже 6-8 месяцев назад оплатили по старым ценам, с учетом скидки. И как тут быть? 
    И главное, чтобы можно было все это быстро оформить. Всю эту бюрократическую машину с оформлением просто не хочу понимать. Если мы начали делать оборудование, получили на него сертификат, патент, провели испытания в хозяйствах. Там мы несем гарантию, ответственность. Я понимаю так: надо давать поддержку на сертифицированную технику, которая производится в России.  

   – Что, на Ваш взгляд, сейчас является первоочередным для отрасли российского сельхозмашиностроения, кроме сертификации машин и поддержки их производства?

   – Главное, должно быть понятно, что требуется производить. Надо изучать, прежде всего, а что нам надо свое? У нас мощные конструкторские отделы, которые могли бы разработать ту технику, которая необходима. Но надо увязывать в ее производстве ряд предприятий. Никогда одна организация не будет делать сложную технику самостоятельно от начала до конца. Я бываю на заводах Валтра, Массей, Фенд, где в производстве задействовано сотни предприятий. Нет ни одного машиностроительного завода в мире, который бы делал все – от болта до готовой продукции. Например, завод Фенд, который поставляет сегодня до 70% техники, на которой работают аграрии Европы. Так вот, сам завод производит только коробки. Остальное – сборка. Он не делает двигатели, кабины, мосты и прочее. И здесь тоже самое, нужно объединять. 

    – Что, например, таким образом, можно и нужно, на Ваш взгляд, выпускать на Урале?

   – Мы везем металлоемкое оборудование, например, из Воронежа. Ну что, Свердловская или Челябинская область не может делать зерносушилки? Но кто-то должен этим заняться, сказать, ребята, давайте разработаем программу, такие-то заводы это будут производить. На моей памяти, когда мы на нашем предприятии делали капустоуборочные комбайны, было задействовано 17 промышленных предприятий, расписан график, сборка шла на нашей базе, и все это курировал первый секретарь горкома партии. 
     Почему мы не можем делать сушильное, сортировальное оборудование? Если, к примеру, наше РТПС не готово делать его полностью, но может, к примеру, сварить корпус. А есть заводы, которые сделают сита, решета… Но сначала нужно изучить, сколько потенциально таких машин или сушилок требуется на область, на округ, к примеру. А потом собрать предприятия, и начать производство.

    Ориентированный на потребителя подход компании АО «Б-Истокское РТПС» позволяет на протяжении нескольких лет представлять интересы таких крупных корпораций, как ООО «БДМ-Агро», OOO «AGCO Machinery», ООО «Запагромаш», ООО «ТД «МТЗ-ЕлаЗ», ОАО «Гомсельмаш» и др.

     – Это кооперация бизнеса под руководством власти? 

    – Не обязательно власти. Это создание корпорации, объединения или что-то другое, но должен быть координатор этой деятельности. А мы, поставщики, должны сделать заявку: что необходимо, в каких количествах, а Минпромторг продумать, как это рациональнее сделать, просчитать экономическую выгоду как для изготовителей, так и для потребителя.  

  – Если продолжить тему объединения предприятий, в Челябинской области этим летом создан областной Кластер сельхозмашиностоителей. Есть ли предпосылки к созданию такого отраслевого объединения в Свердловской области? Может ли стать Ваше предприятие, как наиболее опытное и успешное, его основателем? Сколько уральских предприятий-производителей в него могли бы войти?

    – Это все возможно, но надо кому-то этим заниматься. И чтобы это понималось правильно, такая работа не затевается от нечего делать. Мы готовы принять в этом активное участие. Но ходить и призывать к объединению мы не будем. Пока нет «сверху» заинтересованности, а у предприятий понимания, зачем это нужно – толку не будет. 
   Нужно видеть, что это будет востребовано. К примеру, прежде, чем начать производить наше оборудование, мы просчитали, что уплотнителей зеленой массы на область можно продать 60-80 штук в год, потому что это машина на века. Установок для внесения консервантов и разбрасывателей удобрений, мы рассчитали и поняли, что нужно всего по 30-40 на область. 
     А когда объединяется много предприятий, им надо понимать, что это производство затевается хотя бы на 10-15 лет. Мы, как небольшое предприятие, достаточно мобильны. Можем быстро перестроиться и начать выпуск новой продукции после просчета экономики. 

   АО «Б-Истокское РТПС» успешно развивает собственное производство: уплотнители зеленой массы УЗМ, клетки для содержания телят, установки для внесения консервантов, опрыскиватели. Наращиваются объемы производства быстровозводимых каркасно-тентовых ангаров для животноводства и хранения зерна.

   – С какими сложностями приходится справляться в настоящее время в процессе производства? 

    – Большинству предприятий на начало производства, на освоение, нужна финансовая поддержка. Например, на освоение производства тентовых ангаров нам пришлось затратить на оборудование и проектную документацию около 15 млн. руб., на приобретение материалов, с учетом логистики, еще 8 млн. руб. Это затраты, на это нужны финансы, и хорошо, если оборотные средства позволяют это сделать без кредитов.

    – С какими еще ситуациями может столкнуться производитель сельхозтехники или оборудования? 

    – Первое, с чем столкнется производитель, это с выбором того что он будет выпускать, с организацией производства, с комплектующими, с рациональным выгодным для производителя и потребителя ценообразованием, и, конечно, со сбытом выпускаемой продукции, и это очень важно. Так как любая техника в процессе эксплуатации требует и предпродажной подготовки, и технического обслуживания, обеспечения запасными частями.

    – Найти и закупить необходимые детали – это главное, из чего складывается конечная цена?

   – Это не совсем так. Помимо комплектующих узлов, агрегатов или деталей надо просчитывать стоимость материалов, организации производства и еще многих факторов. Когда мы начали делать уплотнители зеленой массы, в основе их – старое вагонное колесо, которое уже списано, должно отправиться в металлолом. Стали искать эти колеса. От 4 до 12 тысяч рублей за штуку нам предлагали, да еще НДС прибавить. Посчитали, готовое изделие из-за этого по цене запредельно дорого получается. Пришлось обращаться с просьбой помочь к замминистру путей и сообщения РФ. Он и помог, за что мы благодарны ему. Нашли вагонные колеса здесь, на Урале, по 2 тысячи рублей за штуку. Тем самым, у нас получилось в два раза дешевле это оборудование, чем производят конкуренты. Правда, чтобы это стало возможным, пришлось выходить на замминистра…
    Так что, цены нередко «заворачивают», а крестьянам цена немаловажна. Вот на днях приехал из Перми к нам аграрий получать технику, говорит: «Я понял, что Вы работаете не ради себя, а ради селян. Если бы брали машину по 900 тысяч, да продавали с накруткой, тогда – ради себя. А вы сделали в два раза дешевле». 

     – Ваше предприятие имеет базу и развивает собственное производство оборудования для АПК, участвуя, таким образом, в сельхозмашиностроении. С какой целью было принято такое решение, если можно успешно работать как торгующая компания, на правах дилера разнообразной техники?

      – А еще проще даже – раздать все в аренду. И вообще не заниматься ничем. Каждый год мы вкладываем в производство около 17 млн. рублей. В поддержание здания и сооружений нашей базы. В этом году, например, закончили ремонт кровли всех зданий. Сварочный цех отремонтирован полностью.  Меняем проводку, ставим экономичное освещение. Вкладываем средства в отопление. Зарабатываем, бережно храним, не растаскиваем.
    Если раньше у нас производство составляло до 7% в общей выручке, а 93% – это торговля, то сейчас уже торговля занимает меньше 70% за счет развития производства. И мы сейчас расширяем площади цехов, уделяем серьезное внимание производству.
    Кроме того, у нас развивается техническое обслуживание транспорта после гарантийного срока – ремонты, ТО любой техники. К нам везут ремонтировать  технику и из других регионов.

     – Все сложности с производством преодолеваются ведь не только из желания заработать?

    – Прежде всего, это желание работать. Продукты питания – самый надежный бизнес. Они нужны всегда, и мы помогаем развиваться этой отрасли.

    – Вы сказали, что с конструкторами проблем нет в России? 

    – Да, конструктора есть, они все изобрели, в космос летаем. Но им нужно сегодня сказать: нам требуется это и это. Задать параметры, и они сделают. Есть много талантливых инженеров, ученых, даже из других отраслей, которые пойдут на это, но им, безусловно, нужно и платить. Я не понимаю того, когда кто-то начинает жаловаться, например, что не находит кадры. Значит, ты не можешь организовать производство. Тогда, уйди, не мешай другим. От того, что пожалуемся, ничего не сдвинется. Надо организовывать коллектив и искать то, что будет востребовано. Надо всегда искать и думать, как «жить» предприятию. 
 
   – Именно поэтому, из такого поиска и родилось решение, почему именно эти машины Вы начали производить?

  – Я стараюсь ездить по хозяйствам, разговариваю по душам. А что мешает, задаю вопрос? Так из бесед прямо на производстве приходят идеи. В одном из хозяйств руководитель поделился тем, что требуется рациональное решение для трамбовки силоса, в другом – небольшой и недорогой опрыскиватель. Мы поискали, посмотрели аналоги, и сделали уплотнитель зеленой массы и опрыскиватель, изучив спрос, прямо под требования хозяйств. Я знаю, что большой завод на это не может пойти. Например, для сегмента фермеров, кому не нужен самоходный опрыскиватель. Ему достаточно наш на МТЗ навесить и обработать свои, скажем, 400 га. И покупка ему обойдется в чуть более 100 тысяч рублей, а не в несколько миллионов. Если знать, что требуется крестьянину, то ничего сложного нет.  

    – И также, из потребностей животноводческих хозяйств, пришла идея делать ангары?

   – Главное, что требовалось: ангар должен выполнять свои функции, быть экономнее по цене и долговечным, при этом, создавая комфортные условия содержания животных. Чтобы этого добиться, мы искали тенты по всему миру. Посмотрели немецкие, греческие, польские, китайские, и т.д. Остановились на Канадском тенте, который удовлетворяет заданным параметрам. Это высокая светопроводимость, высокая прочность и долговечность. Материал выдерживает перепад температур ± 60°С, что важно для уральского региона. Заказали проект, проведя большую работу с сельхозтоваропроизводителями по изучению их спроса и пожеланий. Так, ангар 18 метровой ширины сделан, что бы можно было его монтировать на старые фундаменты, т.к. во времена СССР, в основном, все животноводческие помещения строились шириной 18 метров. И сегодня наши ангары находят широкое применения и для содержания скота и для хранения зерна. 
    Нашли свою нишу и уплотнители зеленой массы УЗМ. Сегодня они сертифицированы, работают в Свердловской, Курганской, Челябинской областях, Пермском крае. За один проход зеленая масса уплотняется до 600 кг на квадратный метр, что соответствует условиям хранения. Экономия от применения уплотнителя очевидна – это сокращение техники, сокращение пробега трактора за счет того, что масса уплотняется не только под колесами трактора, а на всю ширину.
    Начато производство выравнивателей силосуемой зеленой массы. И там, где есть тракторы с передним валом отбора мощности, на закладке зеленой массы не требуется больше техники для выравнивания привезенной зеленой массы. 
    Нами разработаны и выпускаются установки для внесения консервантов при заготовке кормов, причем внесение происходит непосредственно на комбайне, за счет чего достигается равномерное распределение на всю заготавливаемую массу. 
    В 2016 году начато производство клеток для содержания телят. Это индивидуальное производство по желанию и требованию хозяйств. Клетки могут быть одиночные и сблокированные в боксы по 4-5 штук. Сделаны они с учетом всех санитарных требований, удобны для монтажа и разборки.

    – Основное сырье для производства сельхозтехники – металл. Какие проблемы, связанные с его ценой, наличием, качеством можете отметить с точки зрения российских сельхозмашиностроителей?

    – По нему вопросов нет никаких – только плати деньги. Вопрос в цене на него. Очень дорогой металл, а сейчас еще подорожал. Стараемся где-то скидки получить, чтобы цена конечного продукта была дешевле. Но опять же, дело в объемах. Но если цена на сырье и комплектующие зашкаливает, и просчитав все, понимаем, что оно не пойдет, – мы не производим.

   – А если все так вот «поставят крест»?

   – Не могу сказать за всех. Но мы, к примеру, ищем сейчас как альтернативу, импортную трубу, лист. Возможно, шведский, китайский. Если это будет дешевле, мы будем везти оттуда. На качество смотреть тоже будем, несомненно. 

   – Куда будет развиваться АО «Б-Истокское РТПС» в ближайшем будущем?

   – Мы будем развиваться в вопросах торговли, техобслуживания и производства. Это три основные направления. Еще есть кое-что в разработке, сейчас договариваемся о поставке комплектующих, скорее всего, из Белоруссии, чтобы уложиться в нормальную цену. Пока есть желание двигаться вперед, а по-другому нам не интересно.
 
И.А.«Светич»
Журнал «Нивы России» №8 (152), сентябрь 2017
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Яндекс Директ