Информационное агентство "Светич". Сайт о сельском хозяйстве. 16+

Татьяна Филидова, генеральный директор VELES: «Когда говорят «VELES», уже все прекрасно знают – это качественная и доступная техника из Сибири».

Татьяна Филидова, генеральный директор VELES: «Когда говорят «VELES», уже все прекрасно знают – это качественная и доступная техника из Сибири».
О предприятии VELES, базирующемся в городе Павловск и входящем в Алтайский машиностроительный кластер, наше издание уже рассказывало (Журнал «Нивы России» №7 (151), август 2017 г. – прим. авт.). Однако, жизнь не стоит на месте, и ежедневно происходит что-то новое и интересное, как в судьбе отдельного человека, так и целой компании. Поэтому сегодня – новая встреча с генеральным директором «VELES» Татьяной Филидовой.
 
– Татьяна Викторовна, я прочла Вашу биографию, получается – Вы и по специальности работаете, а поскольку предприятие, которое возглавляете – успешное, то, значит, и по призванию?
– Я окончила Алтайский Государственный технический университет (АлтГТУ) по специальности «Экономика и управление на предприятиях машиностроения». В принципе, с детства хотела быть директором, поэтому именно этот факультет – где будут учить на руководителей, выбрала целенаправленно еще со школы. Правда, в тот момент не предполагала, что это будет именно машиностроение – этого не было в ознакомительном буклете вуза (тогда ведь в маленьких городках интернет еще был неизвестен!).
 
Приехала, поступила сразу – у меня в школе была медаль за хорошую успеваемость. Полной неожиданностью для нашей группы (а в ней оказались практически одни девочки), стала информация о том, что нас будут учить управлению именно в машиностроительной отрасли. Естественно, мы все очень удивились.

С другой стороны, решили: ну и ладно, этим научимся управлять – сможем руководить и всем остальным. А в Политехе научили различным техническим нюансам – был у нас и сопромат, и термех, металловедение… Учили всему и основательно, а с учетом красного диплома, который мне вручили по окончании вуза – подошла я к обучению ответственно. 

Сейчас, разумеется, это все пригождается мне в ежедневной работе. Да и в целом мое, если хотите, жизненное кредо: то, чем ты занимаешься, должно, прежде всего, доставлять тебе радость. А если работа не приносит удовольствия – не нужно ею и заниматься. Жизнь стремительно пролетает – день за днем, и невозможно ежедневно заставлять себя идти на работу, если она в тягость. Любое занятие должно нравиться, я так думаю… Конечно, бывает – день чуть интереснее предыдущего, бывает – рутина затягивает, но когда это случается в череде: меняется одно на другое, то вроде бы даже и не устаешь. А у нас очень много разнообразных задач, поскольку работаем динамично, достаточно высокая скорость развития компании. Поэтому скучно не бывает никогда!

– И вы или уже достигли, или на пороге большой известности в Сибири и в целом в России в плане сельхозмашиностроения. Сами-то как оцениваете этот факт?
– Мы это четко и ежемесячно отслеживаем. По данным Ассоциации «Росспецмаш», в которую входит наше предприятие, в цифрах считаем долю рынка, которую сегодня занимаем, и какое место у нас в целом по отрасли. И если говорить не об отрасли сельхозмашиностроения в общем, а взять, скажем, один сегмент – почвообрабатывающую технику, то мы в 2017-м, вплоть до конца августа, были лидерами по производству и продажам в целом по России. В этом году до настоящего момента также держим первое место. Когда говорят «VELES», уже все прекрасно знают – это Алтай, это очень качественная и доступная техника для тех, кто трудится на земле.

– Когда Вы возглавили это предприятие, оно, насколько нам известно, называлось иначе. А кто придумал ныне широко известный бренд?
– Велес или Волос – божество в древнерусском языческом пантеоне, бог богатства и большого урожая. А мы же все прекрасно знаем поговорку: как корабль назовешь, так он и поплывет. Мысли материальны (Смеется). И этот посыл, с которым выпускается наша продукция, также отражается на результате. Это – плодородие, которое жизненно необходимо каждому фермеру. Название VELES на стыке, с одной стороны, нашего прошлого, мифологии, с другой – нашего будущего, передовых технологий, новой инженерно-технической мысли. По-английски тоже пишется это название просто и понятно каждому. Название достаточно звучное, обычно запоминается с первого раза. И даже, озвучив один раз, зачастую его и повторять не приходится.

– С каких машин началась марка «VELES» и каков ассортимент сейчас?
– Мы начинали с простых изделий – пружинных борон, и первые несколько лет продавали потребителям только этот вид сельхозорудий. По секрету скажу – тогда мы были монополистами этого рынка. Сегодня, в целом по России, мы занимаем нишу в 45% производства и реализации пружинных борон. Но, тем не менее, невозможно все время производить лишь один продукт. Мы решили и выбрали для себя такой путь – фул лайн, то есть, полная линейка почвообрабатывающих орудий. Для того, чтобы нашим дилерам, нашим покупателям было всегда комфортно работать с одним производителем  и одним поставщиком. Без всякой ложной скромности, но и без тени хвастовства, скажу – сегодня мы практически полностью закрываем рынок почвообрабатывающих орудий собственными возможностями.

Линейка сельхозмашин выросла в разы. Кроме пружинных борон сегодня в наличии и достаточном количестве имеются зубовые, дисковые бороны, различные культиваторы и комплексные чизельно-дисковые агрегаты. Даже выпускаем нынче и свои глубокорыхлители. А в этом году успешно прошел все ресурсные испытания и первый наш плуг. Так что, повторюсь: у нас сегодня полная линейка почвообрабатывающей техники.

– То есть, можно сказать, что о почвообработке VELES сегодня знает абсолютно все, и может смело порекомендовать нужный конкретной территории, конкретному хозяйству, агрегат…
– Да, конечно. При этом, везде разные почвенно-климатические условия, да и сами фермеры решают различные задачи. Если, например, это монгольский рынок, то там во главу угла нужно ставить влагозадержание. Разумеется, нашим монгольским партнерам мы не станем предлагать дисковые орудия – это не только не даст нужный результат, но и повлечет за собой сильнейшую эрозию почвы. Поэтому туда мы продаем агрегаты именно для их условий и их типов почвы. Да и у нас в России тоже ведь везде все по-разному. Где-то требуется маленький диск, а в другом месте необходима борона с большим диаметром диска. Мы обязательно обращаем внимание на все особенности, чтобы фермер получил именно такую машину, которая ему подходит. 

– Значит, собираете отзывы покупателей… И что говорят, какие есть пожелания?
– Удовлетворенность клиента – один из важнейших факторов устойчивости и успешности компании.

Мы регулярно отслеживаем обратную связь и сами ее инициируем. Важно не только создавать качественный и надежный продукт, процесс покупки, уровень сервиса, компетентность и внимательность персонала – все это также влияет на степень удовлетворенности. Нужно интересоваться и учитывать мнение покупателя.

– Общаетесь через дилерские центры или напрямую?
– Используем оба этих канала связи. И немаловажное место отводим прямому диалогу с аграриями. И они работают с техникой, и мы. В поле – виднее, что нужно изменить или доработать.

– А есть такие примеры?
– Совершенству нет предела. Подсказок и замечаний было очень много, особенно поначалу. Мы  намеренно фиксируем эти пожелания и через дилеров – на их конференциях, и на различных выставках общаемся, стараемся как можно быстрее внести изменения в конструкцию. Более того, мы и серийную продукцию дорабатываем постоянно.

– Это, если я правильно поняла, в основном, касается отечественного потребителя…
– …у зарубежных партнеров – тем более, стараемся как можно скорее устранить все недочеты, экспортный рынок также очень требовательный. При этом, естественно, узнаем: какие там условия, и уже исходя из полученной информации, проводим омологацию (в переводе с английского – усовершенствование товара, улучшение технических характеристик с целью соответствия каким-либо стандартам). Это необходимо выполнять обязательно, потому что там тоже есть свои требования, начиная, скажем, от безопасности – нужно ставить иную тормозную систему,  или габаритные огни другой конструкции.… Есть такие всевозможные нюансы. Допустим, в Германии мы настолько видоизменили нашу дисковую борону, что теперь ей можно проводить обработку почвы под посев спаржи. По сути, получился совершенно новый сельскохозяйственный агрегат, именно – по просьбе местного фермера. За основу он взял нашу борону, видоизменил ее, а затем прислал нам письмо с просьбой внести эти изменения. Мы учли все его пожелания, доработали агрегат и выпустили в серийное производство.

– Известно, что на новые разработки, НИОКРы, российские производители тратят не более процента собственных средств при минимуме необходимого в 3%. Ваше отношение к происходящему?
– Мы не считаем, сколько процентов потрачено на НИОКР. Единственное, что можно сейчас отметить – наш конструкторский отдел за последние три года серьезно подрос, практически – вдвое. И план по НИОКРам не уменьшается, с каждым годом, только прибавляя в количественных показателях. И в дополнение к модернизации существующих экземпляров техники мы стабильно каждый год поставляем на рынок пять новых моделей. Поэтому, я думаю, по разработкам мы делаем план за многие смежные предприятия. В общем – прикрываем их спины (Смеется).

– Какие сегодня самые главные проблемы у Ваших коллег – директоров схожих производственных площадок? Есть что-то общее, с чем приходится бороться?
– Вы знаете, мне кажется, что сегодня нас объединяет одна общая проблема – неопределенность. Ты понимаешь, что есть господдержка, об этом знают фермеры и руководители сельхозпредприятий, но никогда не знаешь – а какой она будет через год-два-три, и будет ли вообще? Довольно долгое время было не известно, как будут обстоять дела с программой «1432» в 2019 году, которую все хорошо знают и привыкли к ней. Совсем недавно стало известно, что действие программы продлится еще на пять лет, на эти цели планируется выделять не менее 8 млрд рублей ежегодно на все предприятия машиностроения. Исходя из опыта реализации госпрограммы в 2017-2018 году, есть небольшие опасения, что заявленного объема денежных средств может оказаться не достаточно. Более понятные объемы финансирования программы позволят предприятиям эффективнее планировать свою деятельность.

По субсидиям на поддержку экспорта – аналогичная ситуация. Мы начинаем продавать технику, зная, что 80% доставки будет компенсировано, а в середине сделки, когда подписан договор с клиентом,  и мы взяли на себя свою часть обязательств и затраты по доставке, выясняется – деньги внезапно закончились. Потому что их также внезапно выбрали другие отрасли, и даже не сельхозмашиностроительные. Поэтому при отсутствии возмещения затрат что нам остается делать в этой ситуации? Переподписывать контракт с клиентом? Или брать все затраты на себя? Такие правила игры: либо идешь ва-банк, рискуешь, либо не идешь, развиваешься сам. Поэтому если бы в вопросах господдержки было больше конкретики, то и результатов в целом в отрасли было бы также больше.

– Хорошо, пусть это прозвучит как обращение к тем, от кого зависит благополучие всей отрасли.… И несколько слов о выставке «Агросалон». По каким критериям Вы подбирали экспонаты для стенда VELES?
– В этот раз мы продемонстрировали технику, аналогов которой в России сегодня просто нет. Да, они есть у зарубежных промышленников, которые через свои представительства реализуют агрегаты на территории нашей страны, а вот собственного производства на территории России у них нет. Мы хотели показать здесь машины, уже ставшие бестселлерами продаж – более 40 единиц таких агрегатов продано  нами лишь за три летних месяца. На самом деле, это очень хороший показатель. На «Агросалоне» в этом году мы хотели не только поделиться новинками, но продемонстрировать импортозамещение в действии. Например, прицепную дисковую борону с шириной захвата семь метров – БДП-7. Почти такая же, лишь  с меньшей шириной захвата, была представлена нами в Германии – на выставке в городе Ганновер, именно эти бороны первыми заехали обрабатывать немецкие поля. Кстати, пока только мы единственные российские производители, занимаемся реализацией сельхозтехники в Германию. Притом, что своих местных, качественных производителей там достаточно. 

Или чизельный плуг ПЧ-4,5 – уже старательно пашет монгольские степи. Прошедшей весной мы отгрузили этот агрегат именно туда. 

Понимая, что статус выставки – международный, интернациональный, с участием представителей других стран, мы постарались показать агрегаты для разных почвенно-климатических условий, и не имеющие аналогов среди российских производителей.

– Естественно, и конкуренты проявили к ним интерес…
– Конечно. Рассматривали агрегаты, снимали фото и видео с нашей техникой. Мы уже доросли того уровня, что нас можно копировать. Более того, действительно, копируют. Уже существуют небольшие мини-заводы, где у аналогичных агрегатов и тот же цвет, и такой же размер, значит, мы чего-то добились. 

– А особо не мешают?
– У нас разные сегменты потребителей. Следует понимать, что изготавливая агрегат кустарным способом, нужного качества все равно не добьешься. Фермеры ценят, прежде всего, надежность продукции – чтобы орудие не сломалось в поле в самый разгар работ, понимают: нужно идти к проверенным временем и обстоятельствами производителям. Где есть свой ОТК, всегда присутствует должный контроль выпускаемых агрегатов.
 
– Спасибо за интервью. 

Информационное агентство «Светич»
Журнал «Нивы России» №10 (165), ноябрь 2018
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Яндекс Директ