Информационное агентство "Светич". Сайт о сельском хозяйстве. 16+
Доска Почета АПК агроснабжение

Накормит ли нас «цифровая экономика»?

Накормит ли нас «цифровая экономика»?
В Башкирии прошел III Всероссийский семинар-совещание «Государственная поддержка малых форм хозяйствования и устойчивого развития сельских территорий». 

В форуме приняли участие представители 56 регионов страны. В составе делегаций были руководители органов управления АПК субъектов России, главы муниципалитетов, сельских поселений и крестьянских (фермерских) хозяйств. 
Программа мероприятия была обширной, как и повестка дня. В Уфе депутаты Госдумы РФ провели выездное заседание, на котором шел обстоятельный  разговор о том, каким должно быть российское село 21 века. Естественно, были подняты «цифровые» и «интернетные» проблемы, связанные с доступностью банковских услуг для деревенских жителей. Говорили также о качестве почтовых услуг на селе, которые, если честно, сходят на нет. 
Депутат Госдумы РФ Виктор Карамышев, приглашая коллег к дискуссии, заметил, что сельское хозяйство страны в последние годы показывает хорошие результаты, несмотря на то, что в целом экономика России переживает далеко не лучшие времена. Удивительно, но, будучи много десятилетий в загоне, именно аграрный сектор в столь непростых условиях становится реальным, как модно сейчас говорить, драйвером роста экономики.
Но, как привлечь высококлассных специалистов, особенно молодежь, в село? Парламентарии, например, считают, что для этого деревенский люд необходимо обеспечить всеми социальными благами, поскольку они тоже хотят жить комфортно, как  горожане. Желание, безусловно, благое, но для этого предстоит сделать очень и очень много, поскольку картина уровня жизни сельчан в стране выглядит пестро, как персидский ковер. 
На заседании парламентариев прозвучала довольно любопытная фраза: не может быть цифровой экономики без цифрового общества. 
Спорное, конечно, утверждение, что полноценная «цифра», дошедшая до села, способна обеспечить ускоренный рост и развитие агропромышленного комплекса. Возьмем, для примера, проблему доступности для глубинки банковских услуг. По экспертным оценкам, «плотность» банкоматов на селе составляет в среднем один аппарат на административный район, жители шести из семи населенных пунктов не имеют быстрого доступа к банковским услугам, включая снятие наличных. 
Выходом из создавшегося положения могло бы стать развитие мобильных банков, тем более что, по информации Минкомсвязи России, около 80% (?!) сельских населенных пунктов подключены к интернету. Цифра сия, конечно, лукавая. Знаю не понаслышке о качестве сотовой связи в деревнях, где сигнал слаб и неустойчив. Но дело даже не в этом. Чтобы реально создать декларируемые социальные стандарты в деревнях и селах, которые можно было бы сравнить с городом, надо, прежде всего, решить массу «нецифровых» задач. А это нормальные дороги, надежное электро-, газо-, и водоснабжение населенных пунктов. 
Только при этом условии «качественный человеческий капитал» (это выражение из лексикона чиновников, не мое – прим. автора) будет выбирать деревню на жительство, без оглядки на город. 
На сегодня в сельской местности проживает более четверти населения России, а в некоторых регионах даже больше. Но процесс обезлюдивания деревень, если можно так выразиться, не останавливается, он идет, причем, довольно стремительно, ломая многовековой жизненный уклад людей. 
Кажется, совсем недавно в той же Башкирии на селе проживало 45 процентов населения, сегодня эта цифра скатилось до 38%. И это в благополучном регионе! Как развернуть «кривую» вверх, забота властей, начиная с сельсоветов, муниципалитетов и так далее.
К слову сказать, крупные агрохолдинги, по мнению специалистов, уже заняли свои ниши в агропромышленном комплексе, теперь дело – за кооперативами. Но к ним, как известно, не придет инвестор с чемоданом денег. Тут многое зависит от государственной поддержки. Можно, конечно, фермеров, кооператоров, владельцев ЛПХ оставить один на один со своими проблемами, они ведь «малые», но тогда может случиться непоправимое…
Кстати, в Башкирии это хорошо понимают. Премьер – министр республиканского правительства Рустем Марданов сообщил, что регион занимает первое мес-то в Приволжском федеральном округе по вводу в эксплуатацию жилых домов на селе. В нынешнем году в районах республики планируется ввести не менее 1,1 млн. кв. метров жилья. Причем, застройка новых микрорайонов, как правило, комплексная: к домам подводятся газ, вода, электричество, совершенствуется дорожная инфраструктура. 
Башкирия – один из немногих регионов, который участвует практически во всех мероприятиях ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 годы и на период до 2020 года». Это подтвердил министр сельского хозяйства республики Ильшат Фазрахманов: 
– С начала действия Программы, (с 2014 по 2016 годы), в Башкирии проведено более 170 км газопроводов в 23 муниципальных районах, более 390 км водопроводов в 28 районах, построено 12 фельдшерско-акушерских пунктов в пяти районах, реализовано пять проектов по грантовой поддержке местных инициатив граждан. 
Только в прошлом году введено в эксплуатацию 34 км дорог местного значения. В нынешнем – планируется строительство более 58 км подъездных дорог в 14 населенных пунктах Башкортостана. 
Отвечая на вопрос о мерах государственной поддержки фермерам, Ильшат Фазрахманов сказал, что только в минувшем году 114 начинающих фермеров и 34 семейные животноводческие фермы получили 300 млн. рублей господдержки. При этом, более 70% начинающих фермеров, получивших гранты, организовали бизнес на базе личных подсобных хозяйств. 
В настоящее время более 20 кооперативов в рес-публике занимаются сбором молока, овощей, строят пункты забоя и глубокой переработки мяса, организуют кооперативные фермы.
А теперь обратимся к главному докладу, с которым перед участниками совещания выступил директор Департамента развития сельских территорий Минсельхоза РФ Владимир Свеженец.
Скажу сразу, докладчик постарался максимально полно, наглядно и без прикрас проиллюстрировать собравшимся ход выполнения Федеральной Целевой Программы. Слайды, демонстрировавшиеся на экране, стали очень ценным дополнением к словам Владимира Свеженца. Думается, было бы полезно увидеть их всем руководителям регионов России – от Калининграда до Владивостока. 
Наверное, автор этих строк не сделает открытия, сказав, что в последние годы государство выделяет значительные средства на развитие так называемых малых форм хозяйствования, которые производят около половины всей сельхозпродукции в стране. Только в этом году на поддержку фермеров России направлено 6,7 млрд. рублей, средний размер гранта для начинающих фермеров составит 1,5 млн. рублей, для семейных животноводческих ферм – 8 млн. рублей.
Основной задачей на ближайшую перспективу Владимир Свеженец считает вовлечение в кооперацию минимум 30% малых форм хозяйствования. И на это выделяются немалые средства. Только на грантовую поддержку сельхозкооперации направлено почти в 4,5 раза больше средств, чем в 2015 году (для сравнения: два года назад выделялось 400 млн. рублей, нынче –1,75 млрд. руб.).
Это, конечно, хорошо, но, поживиться бюджетными средствами находится немало «охотников». Как заметил Владимир Свеженец, не вдаваясь в подробности, «были случаи, когда кооперативы создавались «под гранты», а после получения денег… растворялись, не оставляя следов. 
Это подтвердил и Олег Долгих, начальник управления сельского хозяйства Липецкой области, сказав буквально следующее: «Суммы господдержки стали очень существенными, и появилось немало хитрецов, желающих срубить себе деньжат…»
Да, объемы финансирования ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий» растут, и это радует. Нынче, например, из федерального бюджета только на строительство дорог в сельской местности выделено 8,3 млрд.  рублей. Вопрос: как осваиваются эти средства?
По состоянию на 14.07.2017 года, освоено, не поверите, всего 1,7 процента денег. Финансирование открыли лишь 11 регионов страны, в том числе Архангельская, Брянская, Волгоградская, Новосибирская, Свердловская области, Чеченская республика, Якутия. 
Среди сорока регионов, не открывших до сей поры финансирование, числятся Самарская, Оренбургская, Пензенская области, Пермский край и так далее. Список, одним словом, огромен. О чем это говорит? Да о том, что власть имущие в регионах, муниципалитетах не владеют ситуацией, по привычке продолжая плакать в жилетку, что денег, мол, нет на строительство дорог, хотя они – то на самом деле… имеются. Как заметил один из участников совещания, «деньги есть, правда, многим мешает лень подать заявку, оформить все необходимые документы…»
Руководители районного масштаба, не говоря уж о региональных начальниках, обязаны в «ручном режиме», постоянно, попунктно контролировать ход выполнения федеральной целевой программы по устойчивому развитию сельских территорий на 2014-2017 годы и на период до 2020 года. Но этого пока не происходит, хотя все мероприятия ФЦП, по словам  Владимира Свеженца, «прописаны в должностных полномочиях глав районов». Может, это происходит потому, что быть сторонним наблюдателем легче, чем активным участником преобразований на селе? 
По единодушному мнению участников семинара – совещания в Башкортостане, полезность и эффективность ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий», не подлежит сомнению, а потому она  должна быть не только сохранена до 2020 года, но и продлена на следующие 10 лет.
А вот еще один индикатор признания программы: объем заявок на участие в проекте, поступающих из сельских районов страны, в 3-4 раза превышает бюджетные ассигнования. И это легко объяснимо: на сегодня ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий» охватывает всего лишь 10 % сельских поселений. 
Почему, спросите? Да потому, что у многих потенциальных участников программы просто нет средств на разработку проекта, так называемого бизнес-плана, который следует представить в Минсельхоз России, чтобы войти в ФЦП. Каждый план, как говорится, денег стоит, и немалых. И есть спецы, которые на этом зарабатывают, поскольку самостоятельно сельчанам это часто просто не по силам. Из-за элементарного отсутствия опыта бумаготворчества. 
Есть проблемы и с ресурсным обеспечением целевой программы. Финансисты в правительстве РФ делают все возможное, чтобы хоть каким-то образом урезать объемы, определенные паспортами проектов, где на 5, где на 10 процентов. И это Минфину практически всегда удается. Не пойму одного – чем питаются такие чиновники и их семьи, если не понимают, что работающая программа – залог продовольственной безопасности нашей страны?!
В нынешнем году на поддержку начинающих фермеров из Федерального бюджета выделено 3,4 миллиарда рублей. По большому счету, это копейки. Особенно если учесть, что для участия в  программе господдержки было отобрано всего 2 тысячи фермерских хозяйств. 70 процентов средств уже освоено, но в Бурятии, Краснодарском крае, Амурской области, всего в 25-ти регионах страны, финансирование так и не было открыто, хотя на дворе уже вторая половина года.
На мероприятия по развитию семейных животноводческих ферм предполагается затратить 3,75 млрд. руб. Это на 523 хозяйства, прошедших отбор. Как идет освоение? План пока что выполнен на 52 процента. До сих пор финансирование по данному направлению не открыто почти в 30–ти регионах России. И подобных примеров, увы и ах, можно привести немало. 
Сегодня много говорится о кооперации на селе. Считается, что сельскохозяйственная кооперация – приоритетное направление аграрной политики, способствующее развитию и расширению сельхозпроизводства на селе, решению вопросов импортозамещения, обеспечения достойного уровня жизни крестьянства. План – задание на 2016-17 годы – создать не менее 1500 кооперативов. Факт – 560. 
Бог с ней, с цифирью. Лично меня более всего заинтересовала структура сельскохозяйственной потребительской кооперации, так называемых СПоКов. Сегодня в России действует, согласно данным Росстата, 5839 кооперативов. В том числе, кредитных – 1381, снабженческих и сбытовых – 1410, перерабатывающих – 1032, обслуживающих – 813. Остальные СПоКи отнесены в разряд прочих. Интересно, а куда девались из списка кооперативные организации, входящие в состав Центросоюза РФ? Это ведь сложившаяся, устоявшаяся форма потребительской кооперации, прошедшая испытание временем. Она реально существует, обладая перерабатывающими предприятиями, торговой сетью, заготовительными мощностями, наконец, опытными специалистами. Или эту потребительскую кооперацию, как «пережиток социализма», нынешние чиновники  не хотят видеть в новой кооперативной структуре? 
В 2017 году совокупный объем грантовой поддержки кооперативов составит 2 млрд. руб. На эти деньги претендуют нынче всего лишь 75 кооперативов. Финансирование гарантируется СПоКам, занимающимся переработкой мяса, молока, заготовкой овощей, плодов и ягод и так далее. Как осваиваются деньги? Да не очень шустро. План выполнен лишь на 25%. Пока что полностью освоены средства Федерального бюджета в Республике Коми, в Мордовской Республике, Костромской, Смоленской, Кировской, Оренбургской, Иркутской, Кемеровской, Челябинской, Томской областях. Всё!..
Как мягко заметил Владимир Свеженец, обращаясь к представителям регионов, «работаем не совсем расторопно…» Да уж! 
В будущем году на реализацию программы предполагается направить 15,5 млрд. руб. До 1 августа регионы должны получить из центра проекты распределения субсидий. Это делается для того, чтобы уже в конце августа у Минфина РФ была ясная картина с размерами траншей, которые следует перечислить субъектам России. Если все сложится без излишней бюрократической сумятицы, то, дай Бог, сельчане уже весной смогут получить желаемые суммы для развития. 
Понятно, шероховатостей, неувязок, в таком большом деле, как выполнение ФЦП ««Устойчивое развитие сельских территорий…», встречается немало, о некоторых я уже упомянул.  Думается, что властям всех уровней по силам сгладить, нивелировать, утрясти все «издержки и нюансы». 
Целесообразность поддержки села государством уже доказана, она видна на наших с вами столах. Малые формы хозяйствования в аграрном секторе, что бы там не говорили, – большая сила, способная в самые короткие сроки решить сразу две важные государственные задачи: улучшить качество жизни сельских жителей и укрепить продовольственную безопасность страны. Лично я в этом не сомневаюсь. Как и в том, что цифровые технологии, рано ли, поздно ли, но придут на село, как приятный довесок к богатому крестьянскому подворью.

Малые формы хозяйствования в аграрном секторе – большая сила, способная в самые короткие сроки решить сразу две важные государственные задачи: улучшить качество жизни сельских жителей и укрепить продовольственную безопасность страны.

За 14 минувших лет в целом по стране  в развитие села было вложено, ориентировочно, 450 млрд. рублей. Это позволило улучшить жилищные условия около 300 тыс. семей, из них почти 110 тыс. семей молодых специалистов. Кроме того, в районах за это время введено школ на 115 тыс. мест, домов культуры на 27 тыс. мест, построено более 530 спортивных сооружений, открыто 1200 фельдшерско – акушерских пунктов.

 
Владимир МАЗИН, 
член общественного совета при 
Минсельхозе Республики Башкортостан.

Фото автора
Журнал "Нивы России", №7 (151) август 2017
 
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Яндекс Директ